gaivor (gaivor) wrote,
gaivor
gaivor

Categories:

Воображаемый диалог Муравьева с Валуевым

«Лучше уменьшить число жандармских команд, нежели оставить [православное] духовенство без приличного содержания». Эту фразу 15 мая 1864 года на аудиенции у Александра II произнес виленский генерал-губернатор Муравьев.

Муравьев, конечно, категорически не исчерпывается определением «Вешатель». Нет, это человек с идеями – и тем интересен. Не Катков, конечно, но, думаю, Михаил Николаевич  вполне мог поспорить «в прямом эфире» со своим главным идеологическим противником Петром Александровичем Валуевым, министром внутренних дел, противником жестких антипольских мер в Северо-Западном крае после 1863 года (именно что после – методы подавления самого восстания Валуев, насколько я знаю, не критиковал). Дорого бы я дал, чтобы послушать их спор в уютном месте за рюмкой коньяка. Но поскольку история нам такой вохможности не предоставила, не попробовать ли самому?



 

-Здравствуйте, Петр Александрович. Все полякуете?

-Здравствуйте, Михаил Николаевич. А вы все сатрапствуете? Я бы 10 собак не выгнал, а вы думаете выгнать 10 тысяч семейств из края, коли не удастся переделать их в русских.

-Петр Александрович, да что такое 10 тысяч и два миллиона крестьян, на шее которых они сидят.

-Так заменить их кем? Как не понимаете вы, Михаил Николаевич - правительство, сколь бы не было могущественно, не может везде заменить собой всех и каждого. Поляки здесь работали триста лет, преемственно и единодушно – аристократия, шляхта, духовенство. Вот и ополячили край. Вы обрусить хотите? Но кем? У нас есть  статьи «Московских ведомостей», сетования православного духовенства, скудного образованием и достатком, и чиновники, большая часть которых соблазнены не идеями вашими, а 50-процентной прибавкой к жалованью, которой их заманивают в Вильну. Вам же уже по этапу приходилось отправлять этих «обрусителей». У вас же православие вводят, в колодцы людей сажая – крепка их вера будет после этого?

 

 

-Вера? Не надо мне про их веру рассказывать. Католическая вера этого края суть не вера, а политическая ересь, а ксендзы и монахи – не духовенство, а политические эмиссары. Раньше они, как вы сами изволили заметить, ополячивали край, сейчас разжигают вражду к правительству и всему русскому.

-А вы её не разжигаете? У вас пропаганду православия ведут учителя народных школ,  неокончившие курс семинаристы, сами полуграмотные. В Самогитии, мне доносят, крестьяне целыми волостями отказываются посылать детей в школы, говоря, что там их будут в православие обращать.

-Дайте других, коли найдете! Я не министр просвещения и работаю с теми, кто есть. Или забыли вы как саму Русь крестили? Пусть из под палки или из выгоды переходят в православие, я сам невысоко ценю таких ренегатов, но дети их будут русскими. Не так ли и поляки окатоличили наше литовское боярство? А вы все хотите полумерами, и чтобы непременно по Своду уложений Российской империи.  А с вашей законностью нас бы вынесли из края, как выносят сонных детей. Как вы не понимаете. что вопрос тут стоит быть или не быть. Или они уступят место русским по сю сторону Немана и Буга, или придется отдать им в конце концов этот край – со стыдом и срамом, который погубит Россию. Я же не Царство Польское тщусь русским сделать, это ломоть отрезанный, что ж - остается держать Варшаву только в виде военной  позиции. Но здесь то наша земля!

-Что ж она горит то у вас под ногами – наша земля? Отчего же вы только полицейско-татарскими мерами её можете удержать? А я вам скажу отчего: у поляков есть идея, у нас только грубое насилие. Обрусители… Помилуйте, но народ, которого политические права ограничиваются правом платить налоги, ставить рекрутов и кричать «ура» - не имеет ассимиляционных сил. Вот вы обязательные школы в крае для еврейских детей устроили. А ведь нам, чтобы решить вопрос о евреях, не их нужно учить, а своих, русских. Вот тогда, чтобы не отстать от массы, евреи сами поведут детей в русские школы, и произойдет то, что везде в западных странах – а именно что евреи начнут принимать христианство или по крайней мере перестанут верить в талмуд,  следовательно, перестанут быть евреями. И чтобы удержать Польшу нам русских нужно поднимать, а не давить поляков. Нужно чтобы народы просились в империю, а не бежали от нее.

-Петр Александрович, то, что вы принимаете за польские идеи и патриотизм – всего то влечение к старому шляхетскому своеволию и угнетению быдла – русского быдла, о правах которого вы так тужите. И не я ли поднимаю русских крестьян – где еще в России такие сервитуты у крестьян? Где ниже выкупные платежи?

-Вот то то и оно, Михаил Николаевич. Когда речь перед Освобождением шла о русских крестьянах, не вы ли благим матом кричали в пользу помещиков. А ныне мужицкое царство строите? Вы край боитесь потерять для России, так поймите же, что взаимное нерасположение крестьян и помещиков было до сих пор нашей главной гарантией. А вы, уничтожая одних, пестуете другую силу, против которой никакой узды не будет. Вы сейчас караете массу помещиков за заблуждения некоторых, и только сплачиваете их в противопоставлении себя всему русскому, вместо devide et empera.

-Вам сколько было в 1830-м, Петр Александрович? 15? А мне 34 и пришлось мне помотаться по минским болотам еще тогда. И я после первого восстания думал, что это в неоседлой шляхте гудит дух отчуждения, а в целом дворянство польское уступчивое при благоразумной решительности. А сейчас так не думаю. 33 года прошло – те же фамилии воюют против нас. И какие фамилии – Плятеры одни чего стоят.  

-Мне хоть и 15 лет было, но Любовицкого, Гауке, Потоцкого, Цементовсокго, Трембицкого, Брюмера, Новицкого* я помню.

-Это еденицы.

-Так сделайте их них тысячи.

-300 лет потребно, а придется каждые 30 лет очередной мятеж гасить. Нет среди них «наших». «Красные», «белые» - а когда дело до рокоша дойдет – все программы побоку, одна только - нас вышибить.  

-Да они то нас не вышибут, а вот белоруссы и малороссы, которых вы все упорно русскими то именуете – вот вы о них, Михаил Николаевич подумайте. Вы мужиков консервативным элементом полагаете? А в Киеве нам уже не польский – малороссийский язык запрещать приходится…

-Запрещать?! Вот - а туда же, Петр Александрович, меня татарином обзываете. Нет, похоже, только история нас рассудит.

-История, Михаил Николаевич. Больше некому.

 

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

*Польские генералы, убитые повстанцами в Варшаве в ноябре 1830-го.

 

 

 

Tags: XIX век
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments