June 13th, 2008

afrika

Замирение горцев. Английский вариант

Туристам, любующимися нынче красотами горной Шотландии и в голову не придет заказать аналогичный тур в Чечню. Между тем еще каких-то 250 лет назад – а что это такое на фоне двух тысячелетий британской писанной истории? – Чечню и Шотландию   населяли абсолютно идентичные по менталитету и повадкам народы. 

Читая у английских историков красочные описания шотландских горцев не можешь отделаться от стойкого ощущения дежа-вю. Тут вам и кланы, полный аналог тейпов. И родовая месть, рассказы о способах совершения которой заставили бы застыть кровь в жилах и у наемников времен Тридцатилетней войны. И личная гордость как господствующая страсть, и культ мужчины воина, единственными достойными занятиями которого считались война, охота и грабеж. Впрочем, грабеж от войны шотландцы не отделяли. «Когда горец гнал через перевал к своей родной долине стадо, отнятое у мирных фермеров, он никоим образом не ощущал себя вором, подобно тому как Дрейку при дележе добычи со взятых им испанских галеонов и в голову не могло придти , что он грабитель. Так и горец в собственных своих глазах был воином, захватившим законную добычу той войны, которая не прекращалась ни на миг при жизни 35 поколений после того, как англосаксонские захватчики вытеснили его предков в горы», -- это Маколей, а не Масюк, как легко можно было бы подумать, замени шотландцев на чеченцев.

Мужчине более пристало грабить соседей, чем обрабатывать собственную землю. «Два раза в год они собирались в большие группы и совершали набег на южные области, а затем возвращались назад и вновь рассеивались», -- читаем в отчете времен королевы Анны. И это в XVIII веке, когда в Лондоне крутились вполне уже современные международные интриги, смотри телефильм «Стакан воды». И вот в том же веке весь этот «пир горского духа» кончился как будто в одно мгновение - если позволите считать ударную пятилетку по замирению горцев историческим мгновением. 

 

Collapse )

afrika

«Бориса на царство!»

Тем, кто и впрямь думает, что на киевском Майдане были применены какие-то новейшие технологии, будет разочарован февральскими событиями 1598 года в Москве. Тогда в ходе первых царских выборов в России один из кандидатов – Б. Годунов – успешно провел «сермяжную революцию», обеспечив себе победу.

В январе 1598 года умер бездетный царь Федор Иоаннович, сын Ивана Грозного. Династия прервалась. Встал вопрос о выборах царя. Проблема была в том, что фактический премьер-министр и наиболее могущественный человек в Москве – Борис Годунов – не имел прав на престол. Положим, «широкие народные массы» в столице были на его стороне, однако согласно тогдашним понятиям массы правом голоса не обладали. Царя мог выбрать Земский собор, а его решение подлежало конфирмации Боярской думой, совмещавшеей функции современных ЦИКа и Верховного суда. Дума же была наполнена отпрысками Рюриковичей и Гедеминовичей, обладавших куда большими правами на престол и просто ради самосохранения не желавших отдавать его выскочке, сделавшему карьеру в темные времена опричнины.

 Попытки Бориса обеспечить себе избрание легитимным путем провалились. На открывшемся в Москве 17февраля соборе ему не хватило голосов. Спасло Годунова отсуствие реальной альтернативы, Боряская дума не смогла выдвинуть серьезного кандидата на престол. Бояре передрались и в итоге остановились на «компромиссной» фигуре Симеона, татарского царика, который волею Ивана Грозного два года был «зиц-царем» в период опричнины. Но Симеон был, что называется «непроходной» кандидат.  Тогда заговорили о введении боярского правления.

Годунов в исполнении Шаляпина.

 

Collapse )