November 7th, 2008

afrika

Лев Толстой как зеркало русской революции

Если у вас есть под рукой толстовское «Воскресение», не поленитесь открыть XIX главку второй части. Она коротенькая, но написано, точнее прописано в ней много.

Там Нехлюдов приехал к коменданту Петропавловской крепости Кригсмуту просить о передаче книг одному заключенному. «Человек, от которого зависело смягчение участи заключенных в Петербурге, был увешанный орденами, которые он не носил, за исключением белого креста в петличке, заслуженный, но выживший из ума, как говорили про него, старый генерал из немецких баронов. Он служил на Кавказе, где он получил этот особенно лестный для него крест за то, что под его предводительством тогда русскими мужиками, обстриженными и одетыми в мундиры и вооруженными ружьями со штыками, было убито более тысячи людей, защищавших свою свободу и свои дома и семьи…»


Collapse )
afrika

Белый латышский стрелок

Поскольку день Великой Октябрьской социалистической революции плавно ассоциируется с Гражданской войной. А Гражданская в свою очередь – с красными латышскими стрелками, то для восстановления исторической справедливости стоит упомянуть и про стрелков белых. Таких тоже немало – большинство офицеров-латышей оказались противниками большевиков.

 

Одним из них был полковник Бредис, или Бриедис в латышском варианте. Кстати, единственный офицер русской армии, в честь которого в Риге названа улица - Пулквежа Бриежа (полковника Бриедиса). При том, что в собтсвенно латвийской армии он не служил ни дня.

 

 

Collapse )