September 5th, 2009

afrika

Европа и японцы

Интересно, что несмотря на очевидные успехи модернизации Японии, отношение к ней к началу 1940-х у многих европейских военных и политиков было… скажем так, не вполне адекватным. Причем как у потенциальных противников, так и у текущих союзников.

Например, командующий британскими вооруженными силами на Дальнем Востоке вице-маршал авиации Брук-Попхэм, увидев японских солдат в декабре 1940 года во время совего визита в Гонконг, резюмировал: „Я имел возможность хорошо разглядеть вблизи, через забор колючей проволоки, несколько существ-недочеловеков в грязно-серых мундирах, которые, как мне впоследствии сказали, были японскими солдатами. Не могу поверить, что из них можно составить умелое войско».

Гитлер 22 августа 1939 года накануне заключения пакта с СССР, тоже особой толерантности не проявил: «Японский император сродни русским царям. Слабый, трусливый, нерешительный; его легко может смести революция… Нам следует видеть в себе хозяев и относиться к этим людям в лучшем случае как к лакированным полуобезъянам, которые должны знать кнут».

Наконец, И.В. Сталин в декабре 1941 года, принимая английского министра иностранных дел Антони Идена в Кремле, дружески предупредил своего визави: весьма крупные германские силы – до 1500 самолетов – переброшены немцами в Японию, и как раз эти немецкие воздушные силы, а не японцы нанесли в последнее время чувствительные удары британскому флоту на Дальнем Востоке (за неделю до разговора были потоплены «Рипалс» и «Принц Уэльский»). В качестве «неубиваемого» аргумента тов. Сталин привел такой довод: «Мы хорошо знаем из собственного опыта, что представляют из себя японские летчики. Мы наблюдали их также в Китае. Можно смело сказать. что последние события в Малайе не японская работа».

В этом смысле у ВМВ есть хотя бы один положительный итог: она очень многих заставила с большим уважением относиться к другим расам и народам – что союзникам, что противникам.