September 7th, 2009

afrika

Трансильвания и Сталинград



Трансильванская
проблема представляла Гитлеру хороший шанс стать патроном либо Венгрии, либо Румынии. Проблема заключалась в том, что обе страны были для него интересны: Венгрия – боевым содружеством в году Первой мировой (от нее, самой обиженной Версалем нации в Европе, ожидалось не менее интенсивное участие и во Второй), а Румыния – нефтью. Может быть, немецкий МИД держал в голове и пример России, которая на Балканах перед ПМВ сделала однозначную ставку на Сербию, в итоге Болгария пошла на союз с австрийцами и немцами. В конечном итоге Гитлер (или офиуиально второй Венский арбитраж) принял поистине соломоново решение: северная Трансильвания отходила Венгрии, южная оставалась за румынами. А чтобы держать обоих союзников в тонусе, фюрер избегал давать твердые гарантии новой границы, по обеим сторонам которой в связи с этим готовились к «окончательному решению вопроса».

На первый взгляд, эта тактика сработала. И Венгрия, и Румыния приняли весьма активное участие в «Восточном походе», особенно в 1942 году. Однако неопределенность трансильванского вопроса привела к тому, что уже в 1942-м венгры и румыны думали о войне не столько с СССР, сколько друг о другом. 22 сентября 1942 года Михай Антонеску, брат кондукатора, жаловался немецкому послу, что румынский генштаб отправил «все имеющееся в стране военное снаряжение» на восточный фронт и тем самым остался беззащитным перед «военным потенциалом ее соседей». Приводил даже такой грустный факт: когда румынский король посетил недавно Черновцы, там для парада не смогли собрать и роты с полным вооружением.  

Реальность, однако, была не столь печальной. Начальник румынского генштаба Штефля в полном согласии со своими подчиненными и втайне от Йона Антонеску (а может тот просто делал вид, что не знал) принял решение оставить в стране максимальное количество солдат и артиллерии. Он просто сокращал количество батальонов в дивизиях, отправляемых на восток с 12 до 6. Под предлогом, что немцы пообещали оснастить румынские дивизии прямо на фронте, вся артиллерия шести дивизий тоже была оставлена в Румынии. Кроме того из каждой дивизии в обязательном порядке изымалось по одной батарее, а сформированная за счет этого артиллерийская дивизия также из Румынии никуда не тронулась. В итоге, по подсчетам румынского генштаба, было «сэкономлено» 120 тысяч человек личного состава.

А потом грянул «Уран» и две румынские армии, охранявшие фланг Паулюса, рассыпались в прах. Не факт, конечно, что они не рассыпались бы и при наличии в их рядах сэкономленных стволов и батальонов, но все же Илия Штефля сработал почище любого Штирлица.

А немцы… Как отмечалось, по другому правда поводу, «немецкий человек в массе своей недостаочно зрел для обхождения с другими народами». Они в какой-то момент «пережгли сцепление», и трансильванский вопрос из средства манипуляции сателлитами превратился в один из кирпичиков, из которых сложился их Stalingrad.

Люди, не пренебрегайте чувствами «малых» наций.