November 10th, 2010

afrika

"Бермондиада". За кулисами странной войны. Ч1.

11 ноября 1919 года латвийская армия одержала свою самую громкую победу – разбила Западную добровольческую армию полковника Бермонда-Авалова. В Латвии 11 ноября отмечается как День Лачплесиса (аналог российского Дня защитника Отечества), и надо сказать, что основания для этого достаточно веские. Отбиться от 52-тысячной хорошо вооруженной армии (цифра, озвученная самим Бермондом) – задача нетривиальная для маленькой страны, которой меньше году от роду. По крайней мере Деникин с куда меньшей по численности Добровольческой армией так зажег на кубанщине, что для «тушения» потребовались отчаянные усилия всей Советской России, включая латышских стрелков – только красных.

В отличие от событий гражданской на других ТВД, «бермондиада» не породила обширной литературы на русском языке. Ключевым источником тут являются изданные в 1925 году мемуары самого Бермонда "В борьбе с большевизмом" (несколько претенциозное название для человека, так ни разу и не выстрелившего по большевикам). В них он рассказал историю про то, как  англичане на пару с латышами устроили провокацию: не пропуская его на антибольшевистский фронт, напали на стоящую под Елгавой Западную русскую армию и спровоцировали ее на атаку Риги. А то бы именно он разбил орды Троцкого, взял Москву и изменил ход мировой истории.


Все события основные этой маленькой войны произошли
на пятачке между Митавой и Ригой.

Версия, мягко говоря, небесспорная, но и противоположный лагерь, считающий Бермонда немецкой марионеткой, довольно поверхностен в объяснении подоплеки событий, случишихся в октябре-ноябре 1919 года под Ригой. Особенно ключевого момента всей истории – стоп-приказа майора Бишофа. 

Поясню: самое загадочное событие «бермонтиады» произошло в первый же день этой короткой войны - 8 октября 1919 года. Разбив под Олайне части 2–й и 3–й латышских дивизий (впрочем, «дивизии» - одно название, в сумме у них наскребалось не более 5 тысяч штыков), Бермонт прорывается к Риге. Немецкая Железная дивизия захватила Торенберг (левобережье латвийской столицы), а русские части - Двинскую крепость. В Торенберге - дивные виды на Ригу и два  моста через Двину – понтонный и железнодорожный. Одна из рот Железной дивизии (11-я 1-го пехотного полка) даже переходит Даугаву по Любекскому мосту и закрепляется на правом берегу. В этот момент командир дивизии майор Бишоф и приказывает ей отойти на левый берег.

 

Collapse )


afrika

"Бермондиада". За кулисами странной войны. Ч2.

Не знаю, задумывалась ли немцами комбинация с Бермондом еще в Германии, или все сложилось на ходу, но так или иначе, ему оказали всяческое содействие и оружием, и людьми (в Германии шла вербовка русских пленных, остававшихся там со времен Первой мировой)  и транспортом до Митавы. К августу он имел  3 более-менее боеспособных батальона (в оперативном подчинении еще 2 батальона полковника Вырголича, стоявших в Литве, но поскольку отношения между полковниками не сложились, их можно сбросить со счетов).

Силы небольшие, но большие немцам в лице командующего 6-м резервным корпусом в Митаве генерала фон дер Гольцу вобщем то и без надобности. Что его интересовало – так это «крыша». Точнее лейбл Западной добровольческой русской армии, под каковым лейблом можно было сохранить группировку немецких войск в Курляндии. (Основой которой и была та самая Железная дивизия майора Бишофа).


Фон дер Гольц и Бермонд.

До июля 1919 года 6-й резервный находился здесь хоть и на птичьих правах, но вобщем легально – в соответствии с условиями перемирия на Западном фронте. Но в июле немцы подписали Версальский договор, обязавшись отвести все свои части в пределы Германии. Ни фон дер Гольц, ни его подчиненные в массе своей выполнять этот пункт договора желанием не горели.

Солдаты - понятно почему. Возвращаться в Германию и становится на биржу труда в 1919 году представлялось делом настолько безнадежным, что даже латвийское гражданство (вкупе с обещанными 20 гектарами) выглядели куда более заманчивой перспективой. Улманис однако счел, что, не говоря уж о либавских «шалостях», Версальский договор аннулировал все его прежние договоренности с немцами. Понятно, что после такой постановки вопроса немецкие солдаты готовы были еще раз «сходить» на Ригу и восстановить на престоле благородного пастора Ниедру.

У фон дер Гольца были свои мотивы (о них чуть позже), и когда Антанта категорически потребовала очистить Латвию, то генерал на пару с Бишофом под любыми предлогами тормозили вывод войск. Он даже ссылался на взорванные в Литве «большевистскими агентами» железнодорожные мосты (хотя уж кто-кто, а большевики тут были вполне солидарны с Антантой и обрадовались бы не меньше, уберись немцы домой).

А когда все доводы были исчерпаны, Гольц и Бишоф сделали «ход Бермонтом».

Collapse )


afrika

"Бермондиада". За кулисами странной войны. Ч3.

Спрашивается, а что Бермонд, сидя в двух шагах от Гольца ни о чем этом не подозревает? Ни сном ни духом? Он совсем дурак? Он не дурак, да самолюбив больно. На это самолюбие его и купили, заставив поверить в себя как в реальную политическую фигуру, с которой считается даже Антанта. В сентябре–октябре 1919–го через его представителей в Берлине (поручик Энгельгардт, поручик Попов, Ремер) полковнику начинают аккуратно сливать информацию следующего содержания:

«Все ультиматумы по поводу вывода войск Гольца из Курляндии никаких последствий иметь не будут и созданы лишь для того, чтобы успокоить общественное мнение Англии и Франции. Вашу политику Антанта признает по отношению к Латвии правильной… Германское правительство (за исключением некоторых отдельных членов–жидов) всячески старается отклонить требование союзников об очищении Курляндии от немецких войск… Генерал Малькольм, начальник английской миссии, поехал в Лондон, где настоятельно желает проводить мысль, чтобы со стороны Антанты не чинилось бы препятствия…На все ультимутумы Антанты не следует обращать слишком большого внимания».

И наконец апофеоз: «Поход на Ригу немецкие и русские газеты в Берлине объясняют тем, что он вызван в целях  самообороны от нападения латышских войск». Это Попов пишет из Берлина 1 октября, когда, обратим внимание на дату, ни похода на Ригу, ни «нападения латышей» еще не состоялось.  

 

Collapse )