December 16th, 2010

afrika

Освободительный поход-39 и международное право



Вещь эту я взял в руки не без трепета. Название, а еще больше оглавление обещало полный кирдык знаменитым 100-, а то и 200-камментовым полоносрачам.  

Как вам такое название главы:

«Проблема границ Второй Речи Посполитой: аспекты международного права и европейской безопасности. Легальные возможности и допустимые средства ревизии межгосударственных границ в межвоенной Европе».

Или

«Советско-германский «сговор» 23 августа 1939 г. и Освободительный поход Красной Армии 17 сентября 1939 г. в свете доктрины интертемпорального права и обычного права на «самопомощь».

Я ждал точек над i. Ощущение после прочтения двоякое. Сказать что все точки расставлены – не могу. Но чтение захватывающее – не оторваться. Автор –  искушенный человек. По сравнению с системой аргументации, например, Мельтюхова (http://community.livejournal.com/ru_history/2749718.html) он выдал на гора  щедевр, без всяких шуток.  При этом, разворачивая свою систему доказательств Макарчук предоставляет и аргументы  противоположной стороны, причем при ближайшем рассмотрении они оказываются как бы не сильнее.

Вот вопрос, по которому регулярно ломаются копья в ЖЖ: нарушил ли СССР свои договорные обязательства перед Польшей 17 сентября 1939 года? Оправданы ли его действия с точки зрения тогдашнего международного права? 

Польская сторона считает, что да, причем список порушенных документов простирается вплоть до постановления III Гаагской Конвенции 1907 года, касающиеся процедуры начала войны. Ну, с такой мелочью Макарчук расправляется играючи, двумя абзацами на каждый. А вот на двух ключевых соглашениях (Рижский договор 1921 г. и пакт о ненападении 1932 года) останавливается попоброднее. Благо тут есть о чем поговорить.

Польша сама оказалась небезупречна в исполнении международных обязательств, зажилив автономию Западной Украины. Положим, в самом Рижском договоре речь шла лишь о том, чтобы «обеспечить свободное развитие культуры, языка и религиозных обрядов» для нацменьшинств(статья 7-я). Но 15 марта 1923 марта Совет послов Антанты (а именно Антанта после капитуляции Австро-Венгрии числилась сувереном Галиции) признал право владения Западной Украиной за РП, одновременно заявив, что «режим автономии является необходимым ввиду этнографических условий». Поляки на это заявление били болт. Соответственно, НКИД в 1923-24 гг. сначала активно требовал плебисцита, а затем выступил с протестом против «аннексии Восточной Галиции». В «Правде» польский режим на Западной Украине отчетливо называют «оккупацией».

Причем, по Макарчуку, даже после ввода войск 17.09 Рижский договор» де-юре сохранил свою силу. Ведь поначалу войска шли «с гуманитарной миссией» - брать под защиту единокровное население. И лишь с момента проведения плебисцита о присоединении к СССР...

С пактом-1932 дело хуже.

Collapse )