February 15th, 2011

afrika

Всюду нацстрасти роковые...



Небольшая, но крайне занимательная монография, посвященная национальному вопросу через призму трех переписей – 1897, 1926 и 1937 гг. Особенно интересны страсти роковые, кипевшие на местном уровне. В Грузии, например. Там в национальном вопросе грузинская компартия твердо следовало колее, проложенной еще свергнутыми в 1921 году меньшевиками. Когда речь зашла о переписи, то грузинское руководство выступило категорически против включения в нее отдельными категориями мегрелов, лазов, аджарцев, сванов и т.д. Не знаем, мол, таких. Все грузины - и точка. Пришлось вмешаться Москве. Только под её давлением ЦК КПГ разрешил начальное обучение на мегрельском в 1926 году (до этого, несмотря на теоретические обоснования небезызвестного Марра о самостоятельности мегрельского языка в ГССР ему присвоили лишь статус диалекта грузинского).

В 1929 году гости из Москвы  в лице Центральной ревизионной комиссии ВКП(б) совершенно распоясались и, убедившись в том, что мегрелы не понимают грузинского языка, рекомендовали создать в Мегрелии автономно-территориальную еденицу. Тут уж в Тбилиси не выдержали и накатали в ЦИК телегу, в которой упрекали ревизоров в стремлении искусственно «расчленить грузинский народ». Наскоро сшили даже политическое дело – дескать, незадолго до этого группа мегрелов, находившаяся под влиянием «бывших правящих князей Мегрелии», вынашивала замысле отделить Мегрелию от Грузию. На чью мельницу воду льете, товарищи? В связи с чем предлагалось исключить мегрелов из списка советских народностей, в крайнем случае признать их подгруппой грузинского народа.  От автономии в итоге удалось отбиться.

Интересно сравнить это с достаточно спокойно реакцией той же Москвы на «казачий» вопрос. В апреле 1925 года решением ЦК ВКП(б) казачеству были предоставлены права нацменьшинства и включая возможность создавать национальные сельсоветы. А в связи с продолжавшимися конфликтами между казаками и автохтонами Северного Кавказа и Средней Азии было решено организовать казачьи национальные районы с автономной администрацией. Президиум ЦИК решением от 13 декабря 1926 года дал даже согласие регистрировать принадлежность к казачеству в качестве «пятой графы», хотя в перечень народностей СССР казаков так и не включили.   

Справедливости ради стоит отметить, что грузинская «политика единства» приносила и конкретные положительные результаты. Так в ходе Первой мировой встал вопрос о депортации мусульманского населения Батумской области. Благодаря вмешательству грузинских депутатов Государственной думы, объявивших тамошних аджарцев грузинами, вопрос был снят с повестки дня.  

 

 

   


afrika

О записке Дурново

В последнее время наблюдаю в ЖЖ очередной всплеск восхищения по поводу пресловутой «записки Дурново» (http://on-island.net/History/Durnovo.htm). Восхищения, мне не очень понятного.  Положим, по части предсказанного 1917 года Дурново попал в точку - что да, то да. Но зачин слабоват. Почему никто не попробует прочитать документ глазами человека начала 1910-х. Для которого слова «Боснийский кризис» или «Лиман фон Сандерс» - не пустой звук, не история, а – текущая политика. «Жизненные интересы России и Германии нигде не сталкиваются» - ага.

Дело ведь даже не в проливах и не в прочих географических частностях. А в том, что в лице Германии мы имеем очередного претендента на гегемонию в Европе. И Петр Николаич совершенно напрасно пытается отречься от слова «вассалитет» - дружба с гегемоном подразумевает именно такие высокие отношения. (Или неизбежный удар в дыню, как в 1812 или 1941).

Другое дело, что конкретно Дурново, у которого в этот момент классовое взяло верх над национальным, и вассалитет бы устроил. Как – ровно из тех же соображений - устраивал он многих «истинно прусских» людей, шипевших в  1807-1812 на Штейна и  Шарнгорста. По моему, это даже в момент написания записки было очевидно, почему многие не видят этого сегодня?