March 3rd, 2011

afrika

О подмене понятий

Классическим стало признание Альберта Шпеера: «Тотальная мобилизация рабочей силы в демократической Англии и весьма небрежное отношение к решению этой проблемы в Германии свидетельствовали о том, что как ни странно именно авторитарный режим стремился привлечь на свою сторону симпатии народа».

Но в сущности этот парадоксальный тезис был озвучен довольно давно.

«Вызывает восхищение и кажется чудесной та легкость, с какой английская нация, или точнее, ее представители идут на столь чудовищные расходы. Мы, несомненно, располагаем более реальными ресурсами чем Англия, но распоряжаться ими далеко не так легко; связано это с тем, что [общественное] мнение не может установиться в абсолютной монархии так, как это происходит в монархии смешанной», - это в 1776 году пишет Шарль Гравье Верженн, министр иностранных дел Франции.

Самое же интересное, что – не скажу за Шпеера – но Верженна осознание этого факта это отнюдь не толкнуло на стезю реформаторства. Более того, когда через 5 лет Неккер впервые в истории Франции опубликует  бюджетный отчет для всеобщего сведения, никто иной как Верженн возопит: «Пример Англии, публикующей свои счета, подходит для беспокойного, расчетливого, эгоистичного народа. Его повторение во Франции стало бы оскорблением национального характера, коему свойственны чувствительность, доверие и беззаветная преданность своему королю. Франция погибнет, сир, если ваше величество позволит своим министрам подражать английской администрации».

Собственно, это классический опять же пример подмены понятий «страна» (Франция в данном случае) и «режим». Понятно, что далеко не всё из зарубежных политических практик подходит для конкретного режима. Но если говорить «за страну» - не факт. Ох, не факт. И национальный характер тут ровно ни при чем.

 

afrika

Генералитет Новогеоргиевска



Падение Новогеоргиевска в двух словах описывается так. В ночь на 1 августа немцы начали штурм основной линии фортов на Северном участке, нанося главный удар по 14-му и 15-му фортам Помеховского сектора. 4 дня оборонявший их 249-й Дунайский полк отбивает атаки. Наконец, 4 августа немцы уничтожают остатки гарнизона 15-го форта и занимают укрепление. Командование крепости посылает в контратаку несколько собранных с бору по сосенки батальонов из ополченцев, общего руководства нет, в итоге они вяло отбывают номер и к исходу дня комендант крепопости генерал Бобырь отдает приказ очистить главную линию фортов.

Вечером 6 августа Бобырь 6на присланном за ним автомобиле отправляется на «переговоры» с командующим осадным корпусом генералом Безелером. И прямо из его штаба отдает приказ о капитуляции крепости. Не нашлось ни одного старшего начальника, который попробовал бы отказаться его выполнить. В итоге в плен попали 16 генералов (еще одному полковнику звание присвоили уже в плену).

Благодяря отличной монографии Гущина и Жебровского «Пленные генералы российской императорской армии» есть возможность оценить всех этих руководителей обороны. Картина вырисовывается весьма интересная. Я бы даже так сказал: ощущение такое, что в случае Новогеоргиевска как в капле воды отражаются кадровые проблемы русской армии, которые и привели в итоге к ее поражению.     

Итак, попавших в плен генералов я бы разделил на три группы. Первая - «злые гении», кампанию которых без сомнения возглавляет генерал от кавалерии Бобырь. Ну, много говорить об этом ничтожестве нечего, отмечу только, что в 1908 году вскрылся факт взяточничества Бобыря в бытность его командиром 48-го Архангелогородского драгунского полка. Однако дело замяли и на карьере Бобыря, ставшего в 1911 году полным генералом, это никак не отразилось.

 

Collapse )