February 10th, 2013

afrika

Русские на острове Джерси в 1800 г. Не такие уж и варвары))

После неудачных боевых столкновений при Бергене и Кастрикуме, начиная с конца нояб­ря 1799 года и по конец января 1800
года, часть русского корпуса генерала Германа была погружена на ко­рабли и покинула Голландию. Русские войска были перевезены
на остров Джерси, где ос­тавались до середины 1800 года. Далее выдержки из дневника старшей дочери губернатора острова Магу Dumaresq, жены генерал лейтенанта John Le Couteur:


...Разноречивые слухи ходили относительно действийрусских войск в Голландии, а также относительно их поведения и дисциплины, и поэтому мы ожидали от них большого грабе­жа и очень грубых, необтесанных манер. Лю­ди очень опасались их прибытия на остров, а низшее сословие не ожидало ничего иного как появления толпы дикарей, собирающихся их грабить, пожирать их детей и совершать все­возможные разорения.

…Русские не пробыли на Джерзей и шести недель, как жители уже обнаружили, как си­льно их обманули относительно поведения, ко­торого можно было ожидать от русских. Вме­сто грубых и нецивилизованных людей, какими их рисовало предвзятое мнение, они оказа­лись полными вежливых и обходительных ма­нер. Мнения насчет них, конечно, разойдутся: между хладнокровными и объективными суж­дениями философа или благоразумного чело­века и мнением самовлюбленного щеголя,кото­рый завидует лицам с высшим способностями, будет много разных ступеней. Русские не вызо­вут зависти со стороны первой из вышеназван­ных категорий людей. Они ни учены, ни чрез­мерно образованы, но я без колебаний скажу, что с точки зрения манер, грации и вежливо­сти, они стоят выше, чем ленивая и гоняющая­ся за модой часть нашего населения. Приятная фамильярность с лицами нашего пола соеди­няется в них с почтительной удаленностью, благодаря чему приличная женщина отлично чувствует себя в их присутствии. Если воспи­танный русский офицер интересуется своим «предметом», он все же настолько искусно это скрывает, что это остается незаметным для тех, кто не имеет желания принимать в этом участие. Я лично могу быть более фамильярна, даже после краткого только знакомства, с рус­ским джентльменом нежели с французом или англичанином. Француз противен своими ком­плиментами, а англичанин своим нахальством.

Я  никогда не слышала от русского грубого  или неделикатного слова. Что касается их нравственности, то у нас было мало возмож­ностей судить о ней. Но они не оставили здесь ни одного неоплаченного долга и, хотя они и имели большой успех среди прекрасного пола, я не слышала ни об одном случае, где женщи­на имела бы причины оплакивать потерю сво­ей репутации.

Русские очень трезвы, несмотря на противо­положные слухи, которые люди охотно распро­страняют. Collapse )

Военная быль - №106 Сентябрь 1970 года