gaivor (gaivor) wrote,
gaivor
gaivor

Category:

Император Мексиканский

«…Брата - мексиканского императора застрелили в какой-то крепости у стенки», - перечислял Швейк невзгоды, обрушившиеся на семью Франца-Иосифа. История этого императора – это история войны двух очень достойных людей за одни и те же идеалы. Только один в итоге был расстрелян, а другой - переизбран президентом.

Началась она с того, что в очередной гражданской войне в Мексике победил Бенито Хуарес, индеец-полукровка по происхождению, либерал по убеждениям. Мексика была в те годы типичным латиноамериканской страной: погрязшей в бедности и коррупции, отягощенной громадными долгом, со слабой центральной властью, зато сильным влиянием церкви – в том числе на политику. И все это на фоне чуть ли не ежегодных военных переворотов. 

Уже в 1851 году долги достигли суммы 129 млн. песо. Имущества церкви оценивались в 179 млн. Хуарес решил национализировать их, заодно провозгласив  свободу вероисповедания и  отделение церкви от государства. Впрочем, национализация с последующей приватизацией не оправдали всех надежд, и в 1861 году пришлось вводить мораторий на выплату внешних долгов. Кредиторам, главным из которых была Франция, это, понятно, не понравилось. Наполеон III послал в Мексику экспедиционный корпус. Вообще в Европе сложилось устойчивое мнение, что земля то здешняя богата, но порядка на ней нет, а вот если бы ввести внешнее управление… Тем более, что идея призвать варяга на царство вполне овладела умами и консервативной части мексиканской элиты.

 

 

Мексиканские эмигранты-консерваторы убеждали французского императора Наполеона III, что доходы Мексики составляют 50 млн. песо, расходы – 20, стало быть остальные 30 просто крадут. «Дайте нам армию, и мы вернем все до последнего су». Частично тут был собственный материальный интерес - у многих из них Хуарес конфисковал латифундии. Но хватало и искреннего желания покончить с мексиканским бардаком, а самым верным способом тут виделось установление монархии, пусть и конституционной. Ну не приживается республика на неподготовленной почве, считали консерваторы. Это пародия на Рим периода Гражданских войн. Альтернативой королю будет или появление Цезаря местного розлива, или поглощение страны Соединенными Штатами, и так уж урвавшими половину территории республики. (Что консерваторами руководили не только «материальные доводы» доказывает судьба генерала Мирамона).

Кстати, предтечу мексиканского Цезаря страна уже видела в самом начале независимости. Некто Итурбиде провозгласил себя императором и даже продержался на троне пару лет. Но тот был плебеем, а если посадить на престол настоящего принца из Европы? (Кстати, в 1834 прорабатывался план короновать наследника Монтесумы, но тоже посчитали - не то).

Щедрый Наполеон дал эммигрантам не только армию, но и императора, пригласив на эту роль младшего брата Франца-Иосифа – эрцгерцога Максимилиана. Обаятельный человек, либеральных опять же взглядов, который  был бы прекрасным конституционным монархом в европейской стране (Франц-Иосиф, кстати, сильно ревновал к его популярности и с удовольствием сплавил в Америку).



А здесь он на Ливанова похож, не правда ли?
 

Ассамблея именитых граждан, созванная французским генералом Фореем в июле 1863 года, приняла документ, встреченный «со слезами на глазах при огромном стечении народа».

Начинался он так: «Поскольку республиканская система, будь то в форме федерации или более централизованной организации власти, являлась в течении многих лет плодородным источником всех тех несчастий, которые поставили в затруднительное положение нашу родину, и поскольку ни здравый смысл, ни политическая компетентность не плзволяют надеяться, что несчастья эти могли бы быть устранены без уничтожения с корнем единственной причины, лежащей в их основе…». Короче, народ тоже предлагал корону своему будущему властелину.

«Я даю вам трон на груде золота», - напутствовал его Наполеон. Судя по тому, что, пересекая  Атлантику, Максимилиан составил 600-страничный дворцовый этикет и разработал новую форму для мексиканского флота, он в это поверил. Оказалось, что в Мексике нет ни двора, ни флота. Какой флот: первую ночь в Мехико Максимилиану пришлось провести на бильярдном столе – в спальне замучали клопы. Но бытовые неудобства искупались ликованием масс: когда он въезжал в столицу, аренда балконов на центральной улице Мехико доходила до 500 долларов США – это тех то долларов, 1864 года!

Первое, что сделал Максимилиан – написал Хуаресу письмо с предложением объеденить усилия. Их в самом деле многое объединяло. Позиционированный церковью как католический монарх и защитник веры, Максимилиан на деле продолжил либеральный курс республиканцев. Когда папский нунций прочитал проект конкордата, он впал в… э-э-э оцепенение (политкорр.). Как и остальная церковная братия. В нем было всё то же самое. что и у Хуареса: свобода вероисповедания, национализация имуществ, отделение от государства. Нунций срочно покинул страну, тем не менее в декабре 1864-го Империя подтвердила национализацию имуществ и все остальные антицерковные законы. (Кстати, это политика совпадала с пожеланиями Наполеона – никаких уступок церковникам, нужно дать мексиканской буржуазии накопить капитал, а государства в государстве Империи не надо).

Далее были декларированы свобода печати. Амнистия сложившим оружие республиканцам.  Обязательное среднее образование (этого и при республике не было). Создана комиссия по изучению нужд коренного населения. Пеоны объявлены полноправными гражданами империи. Отменялась оплата труда пряностями. Одним словом – это был вполне приемлемый для либералов курс, и немудрено, что они потянулись к Максимилиану. (Когда уже после падения империи Хуарес намеревался опубликовать список тех кто подал прошения с просьбой о должности, ему сказали: «Если вы опубликуете этот список, либеральная партия перестанет существовать»). Приток либералов компенсировал уход разочарованных консерваторов, обманувшихся в императоре, и какое то время ему удавалось сохранить политическую стабильность.

Впрочем, это была стабильность на французских штыках, загнавших Хуареса далеко на север – аж к границе с США. Руки в финансовых вопросах у императора тоже оказались связаны – всем заправляли французы, выжимавшие из Мексики долги. И все же если бы не привходящие обстоятельства, республиканцев удалось бы додавить.

Хуарес сидел на севере без денег и оружия, позволяя себе лишь партизанские вылазки, но не сдавался. Французский корпус стоял непреодолимой стеной между ним и Максимилианом и в физическом и в идеологическом плане. Он принципиально не мог пойти на мир с императором, навязанным стране иностранными штыками. А другие были не прочь… В 1864-м сторонники уговаривали Хуареса сложить полномочия, чтобы они могли договориться о мире с  императором. Тем более, что президентский срок кончался 1 декабря 1865 года. Хуарес не только не сложил, но и самочинно продлил мандат, оправдывая это состоянием войны с иностранной державой. Можно оспаривать конституционность этого решения, но не мужества человека, его принявшего. Максимилиан подписал приказ о расстреле всех сторонников республики, схваченных с оружием в руках. Пленных не брать!

Хуарес выстоял. В США, и так косо смотревших на французский корпус у себя под боком, кончилась Гражданская война. Над Францией в Европе сгущались прусские тучи. Все это заставило Наполеона вывести армию из Мексики. А Хуарес получил американские винтовки.  


Утешение перед расстрелом. Правда, утешает скорее Максимилиан священника, а не наоборот.

Максимилиан попытался организовать собственную армию, но без особого успеха. С ее остатками он был окружен под Керетаро. После 71-дневдной обороны один из полковников сдал свой участок фронта, император был захвачен в плен. Несмотря на просьбы всех европейских монархов, американского президента, Гарибальди и Виктора Гюго, Хуарес приказал расстрелять «Максимилиана Габсбурга, называющего себя императором Мексики» вместе с генералами Мирамоном и Мехией. 19 июня 1867 года они были расстреляны на холме Лас-Кампанас.

Телеграмма о казни дошла до Парижа во время всемирной выставки. Наполеону удалось задержать ее на сутки, чтобы не портить церемонию награждения призеров.



Расстрел... Картина кисти Мане. За образец он взял полотно другого великого художника - "3 мая 1808 года" Гойи. Солдаты, что характерно, во французской форме. По одной из версий, это сознательный выпад Мане против Наполеона III, по другой, он просто воспользовался описанием казни в газете "Фигаро", где говорилось, что форма мексиканских солдат очень похожа на французскую. Как бы то ни было, власти восприняли эту картину как выпад против себя и запретили Мане её выставлять.

 


Tags: Америка
Subscribe

  • Ошибка Верховского или правка цензора?

    Интересное место из мемуаров Верховского "На трудном перевале". Речь идет об осенних 1916 года боях в Румынии: "Не лучше было…

  • "За Фатерлянд, за кайзера! А ну вперёд, сволота!"

    В книге Постникова «1-ая армия Ренненкампфа: битва за Восточную Пруссию”, любезно выложенную неизвестным благодетелем в И-нет, мне…

  • Архивы, архивы

    Умышленно, но по другой, чисто личной, причине, начальник штаба 26 дивизии полковник Рудницкий скрыл и уничтожил мою реляцию о боях моей 2-й…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments