gaivor (gaivor) wrote,
gaivor
gaivor

Categories:

США на страже "единой и неделимой" России

«Госдепартамент продолжает быть настойчивым в своем отказе признавать прибалтийские государства в качестве независимых от России государств, так как считает, что настоящее решение существующих проблем будет лишь земедлено и осложнено расчленением России», - писал 2 августа 1920 года госсекретарь США Бейнбридж Колби в директивной телеграмме послу в Лондоне. Учтем, что Литва и Эстония к этому времени уже признаны советским правительством, а до подписания договора с Латвией осталось чуть больше недели. Интересная картина - Америка печется о территориальной целостности России больше, чем сама Москва.

Этому удивительному с позиции нынешнего геополитического соперничества факту видится несколько объяснений. Самым сентиментальным и наименее существенным будет, наверное, память о той поддержке, что Вашингтон получил в ходе своей Гражданской войны. Предшественнику Колби Лансингу, кстати, как раз приходило на ум сравнение белой гвардии и федеральных войск.

Конечно, не все американские политики руководствовались таким историческими параллелями. Полковник Эдвард Хауз, ближайший помошник президента Вильсо по внешней политике, предпочитал, например, проект независимой Сибири и поделенной на три части европейскую Россию. Но победила другая точка зрения.


 

В декабре 1919 года госсекретарь США Лансинг поучал посла в Японии: «Расколотая Россия, не способная оказать сопротивление  возможно возрожденному германскому империализму, представляла бы гораздо больший источник опасности, чем сплоченная русская демократия, сильная в России, но не расположенная к агрессии». Отсюда крайне недоброжелательное отношение американцев (в отличие от японцев) к «атаманщине» на Дальнем Востоке. (Дошло до того, что в январе 1920-го американский отряд вступил в бой с семеновцами).

Американцы считали лозунг «единой и неделимой» крайне важным элементом белого движения. И его дискредитация поддержкой сепаратистских окраин им не улыбалась, тем более, что представители белого движения неоднократно ставили этот вопрос и союзникам, и самим себе.    

»Ведь все мои сослуживцы, обслуживающие сейчас «Совдепию», могут мне сказать: вы с эстонцами, финляндцами, англичанами и прочей... идете против России, которую мы, отрицая вместе с большевиками на словах, защищаем на деле. Мы восстанавливали ее в прежних границах. Если вы интернационалисты, вы должны быть с нами, потому что мы идем под этим знаменем и к этой цели. Если вы националисты, вы тоже должны быть с нами, а не хищниками иностранцами и инородцами, - писал в дневднике адмирал Пилкин, морской министр у Юденича. И ниже продолжал: - Много удивительного на этом свете: разве не удивительно, что большевики кричат из окопов: кто за единую, неделимую Россию, тот иди к нам».


Карта новых государств Восточной Европы,
выпущенная в Лондоне в 1919 году. Как видно,
тогда в Европе слабо представляли себе будущие
восточные границы Польши и  Балтии (последние
провели почти по старым границам губерний), а
латвийско-эстонскую вообще затруднились демаркировать. 

10 августа Колби разъяснял итальянскому послу Авеццана: «Резюмируюя позицию нашего правительства я бы сказал, что оно с удовлетворением встретило бы возможное заявление дружественных держав о том, что территориальная целостность и истинные границы России будут уважаться. Эти границы, строго говоря, должны были бы включать всю бывшую российскую империю, за исключением собственно Финляндии, этнической Польши и той территории, которая по соглашению могла бы стать частью Армянского государства. Только таким способом можно лишить большевистский режим возможности взывать – фальшиво, но действенно – к русскому национализму. Только так, обезопасив русский народ от вторжений и территориальных потерь, можно поставить режим перед неизбежным вызовом разума и самоуважения этого народа».

Ну и еще одна причина: неверие американцев в государственные способности лидеров лимитрофов. В марте 1919 года американская миссия во главе с подполковником Грином прибывает в Либаву. Посмотрев на правительство Улманиса, Грин телеграфирует: оно «не пользуется доверием народа Латвии» и «будет немедленно низвергнуто в случае всеобщих выборов». «Ни один из этих народов не может укрепить тот вал, который был бы способен сдержать красную волну, - сообщал лейтенант Роберт Хейл. - Сами Эстония и Латвия были заражены большевистским ядом и слишком слабы внутренне, чтобы обрести какую-то силу для защиты от нападения извне». Прибалтийские государства «не могут стать эффективным барьером на пути германского проникновения в Россию. Таким барьером является сама Россия, а потому наиболее разумной политикой будет защита целостности России, а не сепаратистских движений», - это уже резюме самого Лансинга.

В конце января 1919 г. разведывательная группа Американской комиссии по заключению мирного договора подготовила проект рекомендаций. Согласно ему, «пограничные районы», не обладавшие «достаточными возможностями для создания сильных независимых государств, особенно балтийские провинции и Украину», следовало поощрять к объединению с Россией в том случае, «если это воссоединение может быть осуществлено в рамках федеративной или подлинно демократической России». Иными словами, с Россией, в которой победят белые (хотя степень демократичности их гипотетического режима - тоже вопрос).

На заседаниях американской делегации на мирной конференции 30 июня и 2 июля Лансинг заявил, что США «выступают не за независимость» граничащих с Россией малых государств, а «за единую Россию, в которой различные регионы должны получить определенную степень автономии». Лансинг считал, что в силу экономических и стратегических причин Россия должна иметь доступ к портам Балтийского моря, посредством чего ее товары могли бы попадать в Атлантику.

Но возникла загвоздка. Несмотря на поддержку Антанты (деникинская армия, например, весь 1919 год провоевала на английских боеприпасах), белые оказались не способны ни победить на поле боя, ни навести порядок у себя в тылу. К началу 1920 года белые армии повсеместно отступали, в концу года стало очевидно, что Гражданская война ими проиграна.

При этом твердая позиция американцев резкоослабила их позиции в возникших на обломках империи государствах, что не преминул отметить глава советской димломатии Чичерин: «Очевидно круги, которые он [Колби] представляет, осознают, что в новых государствах отделенных от России, упрочилось влияние других сил, а именно британцев, и г. Колби не видит другой возможности противостоять этому влиянию, кроме упразднения независимости этих государств».

»У местных лидеров нет иллюзий относительно будущих отношений этих государств с Россией, и они вполне осознают, что в своё время, с восстановлением в России надлежащей, устойчивой формы правления, прибалтийские провинции вновь окажутся частью того, что вероятно станет федеративной Россией, - писал в августе 1920 года из Риги представитель США Янг. - Дабы способствовать воплощению в жизнь того, на чём настаивает наша русская политика, я настоятельно рекомендую признать эти три государства de facto, с тем, чтобы в скором будущем, если нынешние обстоятельства сохранятся, признать de jure Латвию и Литву - с оговоркой или заявлением о том, что это признание никоим образом не может быть интерпретировано как отклонение от нашей политики, оставляющей на будущее урегулирование тех отношений, которые будут существовать между этими государствами и новой Россией. С Эстонией же следует подождать до того момента, пока она не очистит себя от позора большевизма».

Именно эту формулу, подождав для верности еще пару лет, американцы использовали 28 июля 1922 года, когда госсекретарь США Чарльз Эванс Хьюз объявил о дипломатическом признании стран Балтии – с оговоркой: «Соединенные Штаты последовательно настаивали, что расстроенное состояние русских дел не может служить основанием для отчуждения русских территорий, и этот принцип не считается нарушенным из–за признания в данное время правительств Эстонии, Латвии и Литвы, которые были учреждены и поддерживаются местным населением».

(Эту оговорку Вашингтону припомнили, когда тот протестовал против вхождения Балтии в состав СССР. В ответной ноте от 22 августа 1940 года Молотов не без иронии напомнил: «Правительство Соединенных Штатов не однажды выражало несогласие с отделением выше поименованных прибалтийских стран от России, несомненно рассматривая такое отделение не соответствующим интересам народов России, в настоящее время - Союза Советских Социалистических Республик - или народов Эстонии, Латвии и Литвы. В связи с вышеупомянутым, совершенно непостижимым является то, что правительство Соединенных Штатов посчитало возможным, в полном противоречии с собственными его декларациями, возражать против воссоединения народов Эстонии, Латвии и Литвы с народами Советского Союза».)

Политика «оговорок» пережила Вторую мировую. 1948 год — холодная война уже в разгаре. Джордж Кеннан, глава отдела планирования госдепа США (кстати, в 1920–е работавший в Риге), заявляет, что «не следует заставлять прибалтийские государства оставаться под контролем коммунистического или иного другого экстремистского режима». Но опять оговорка: если постсоветское российское правительство будет либеральным и терпимым, то для прибалтийских государств, считал Кеннан, было бы предпочтительным получить автономию в составе Российской Федерации.

Постсоветское российское правительство оказалось таким либеральным, каким Кеннану даже присниться не могло.

Tags: Америка, Россия
Subscribe

  • Ошибка Верховского или правка цензора?

    Интересное место из мемуаров Верховского "На трудном перевале". Речь идет об осенних 1916 года боях в Румынии: "Не лучше было…

  • Осада Парижа

    19 сентября 1870 года началась осада Парижа германской армией. Из этой истории мог бы получиться отличный сериал в антураже стимпанка: Гамбетта,…

  • Падение Малахова кургана

    Иные поражения стоят побед, и это в полной мере относится к падению Севастополя, случившемуся 8 сентября 1855 года, то бишь ровно 160 лет назад.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments