gaivor (gaivor) wrote,
gaivor
gaivor

Categories:

Победа №1

10 августа 1941 года советские моряки потопили свой первый в Великой Отечественной немецкий корабль. А дело было так. Подлодка Щ-307 капитан-лейтенанта Петрова возвращалась на базу в Таллин с позиции под Лиепаей. В 20 милях западнее мыса Ристна (Эзель) в перископ была обнаружена неизвестная подводная лодка в надводном положении. «Похожа на нашу подводную типа «С». «Я посмотрел, комиссар, и решили: «Нет, не наша! Рубка не наша. Носовое орудие далеко вынесено. Может быть финская…». По справочнику проверили: нет – типа «U-41», немецкая. Атаковать!» - описал Петров ситуацию в отчете.

Несмотря на то что цель находилась на кормовом курсовом угле, командир довернул «щуку» в нужном направлении и пустил две торпеды. Через 35 секунд на лодке услышали глухой удар. Всплыли. На месте, где только что был  противник, обнаружили пятна масла и соляры. «Считаю, что потопил подводную лодку», - резюмировал Петров. Он ее действительно потопил - U-144 капитан-лейтенанта Гердта фон Миттельштедта. Все 28 членов ее экипажа погибли вместе с кораблем.  

А лодка то непростая – она тоже первой из немецких кораблей добилась успеха.  22 июня у Вентспилса она подловила шедшую из Либавы в Ригу М-78. Чтобы спастись от воздушных атак, та сначала шла в подводном положении, разрядила аккумуляторы, и для их подзарядки всплыл – прямо под торпедный залп Миттельштедта. Погибли 14 человек экипажа и  командир 4-го дивизиона подлодок капитан-лейтенант Матвеев.

 

Если кто-то вдруг подумал, что Петровы просто повезло, сообщу, что ровно за месяц до его залпа, 10 июля на того же Миттельштедта вышла наша Щ-310, на борту которой находился командир 6-го дивизиона подлодок капитан 2 ранга Федотов. Тоже в вечерних сумерках, только условия для атаки были куда как выгоднее - дистанция 10 кабельтовых на курсовом угле 5° правого борта. Но вместо атаки Федотов скомандовал «срочное погружение» и несколько часов пролежал на грунте. В итоге комдива понизили в должности, переведя командиром лодки Щ-405.

Между тем Петрова по возвращении в Таллин ждали не рукопожатия и поздравления, а служебное расследование. Комиссар подлодки Зыкин доложил, что командир торпедировал свою же лодку С-11. Та как раз долго не выходила на связь, а Петров и сам написал в отчете, что поначалу принял потопленную лодку за тип С. Надо сказать, что С-11 командовал его лучший друг Анатолий Середа, так что ощущения Петрова в этот оммент вполне понятны. Но в августе мы еще удерживали Моонзундские острова, туда послали водолазов и в указанном Петровым квадрате они нашли лодку – немецкую.

Тем не менее эта история Петрова, по видимому, надломила. В «Флотомастере» как-то публиковали воспоминания служившего на Щ-307 матроса. Петров, по его словам, стал изрядно выпивать. Дошло до того, что когда на лодку прибыл  Всеволод Вишневский, командира пришлось от греха подальше запереть в каюте. В сентябре – уже в Кронштадте, Петров набрался так, что в хмелю приказал немедленно готовить лодку к выходу в море при неполном экипаже – еле утихомирили его. Но этот пьяный казус имел далеко идущие последствия. В октябре 1941-го каплея арестовали, обвинив в намерении самовольно выйти в море. В итоге Петров Николай  Иванович, русский, 1910 года рождения,  коммунист и первый человек, потопивший в этой войне немецкий боевой корабль, получил 10 лет по 58-й статье.

Вообще, мне известны 4 случая репрессий против командиров лодок на Балтике в 1941-м.  

1) 25 июня 1941 года из Усть-Двинска в залив вышла подлодка С-8 под командованием капитана 3 ранга Бойко. В районе пристрелочного полигона близ Рижского буя ему привиделся перископ субмарины (в реальности подлодок немцев там не было). Бойко, оправдываясь короткой дистанцией, с которой невозможно стрелять (3-4 кабельтова) отвернул в сторону, а через несколько часов вообще вернулся на базу – мол, аккумуляторы сели. Проверили – аккумуляторы впорядке. Тогда Бойко заявил, что в море не выйдет, так как к войне не подготовлен. В итоге военный трибунал и расстрел.

2)Капитан-лейтенант Маркелова, командир Щ-308. В июле- августе  патрулировал у побережья Швеции. Целей для атаки было предостаточно, ибо шведы разрешили транзит войск в Финляндию через свои территориальные воды. Но командир так и не выпустил ни одной торпеды, ссылаясь на «мелкотравчатость» целей - мол, на балласте идут. Когда же ему приказали не привередничать, а топить всех подряд, он в первой же атаке отвернул с боевого курса, посчитаы себя «обнаруженным кораблями конвоя». В итоге под суд пошел не только он, но и комиссар лодки. Приговор – расстрел. Но дело оперативно пересмотрели, и вместо пули Маркелов в мае 1942-го получил назначение сначала командиром отряда танкеров, затем - сторожевого корабля. Он благополучно пережил войну, заслужил 4 ордена. А вот Щ-308 погибла в следующем году.  

3)Командир Щ-407 капитан-лейтенант Максимов 17 сентября самовольно уехал с лодки, стоявшей в Кронштадте в Ленинград проститься с эвакуировавшейся сестрой. По возвращении арестован и в итоге расстрелян.

4) Случай Петрова. Честно говоря, необъяснимый на фоне весьма лояльного отношения к Федотову и тому же Маркелову (по итогам то). 10 лет без возможности как-то искупить.

Может быть это как-то связано с историей о минировании кораблей Балтфлота в сентябре, с которой по версии Олега Стрижака, озвученной в «Секретах балтийского подплава» не все ясно? (Я в курсе, что Стрижак «баянист» в ряде тем, но тем не менее).    

Как бы то ни было, Петров умер в ленинградских «Крестах» 4 марта 1942 года.

Щ-307 совершила еще три боевых похода и закончила войнц Краснознаменной (ее рубка сегодня стоит на Поклонной горе). Ее последний командир Калинин стал Героем Советского Союза. Петрова же прокуратура ЛенВО реабилиторовала только в 1975 году.

Тут бы самое время сказать, что «коммунисты скрывали от народа героя», но сие было бы неправдой. По крайней мере в трехтомнике «Борьба за советскую Прибалтику», вышедшем в Риге в 1966 году – за 9 лет до  официальной реабилитации Николая Ивановича – он упоминается.

Другое дело, что в выпущенной в 1996 году в России Книги Памяти, в которую вошли имена 1429 подводников-балтийцев, погибших в годы Великой Отечественной войны  Н.И.Петрова нет, как нет и в двух других изданиях этой книги. Формально он, конечно, может и не попадает под категорию «погибшие в боях и при катастрофах», Но чисто по человечески…Все таки первый человек. потопивший немецкий корабль. Достоин быть включенным в любой справочник и любую книгу памяти.

 

Tags: ВМВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments