afrika

"За Фатерлянд, за кайзера! А ну вперёд, сволота!"

В книге Постникова «1-ая армия Ренненкампфа: битва за Восточную Пруссию”, любезно выложенную неизвестным благодетелем в И-нет, мне лично самыми интересными показались выдержки из писем и дневдников капитана фон Бессера, в начале войны назначенного командиром 33 эрзац-батальона (1-го батальона 2-го резервного полка). Рисуют ярким светом, как говорится.

Нечего, наверное, и напоминать, что отношение к противнику, в том числе к ландверистам у наших офицеров, воевавших с немцами в ПМВ, было весьма и весьма почтительное.Неоднократно подчеркивалось, что немцы держатся до конца в самых безнадежных ситуациях. Вот Свечин в качестве примера: «На большой дороге Благодатное - Дукшты, в канаве еще держались 3 ландвериста, но только изредка отвечали на огонь нашего отделения, подобравшегося к ним широким загоном на двести шагов. На таких прохожих, как я, следовавших в 400 шагах, затравленные ландверисты уже не обращали внимания, можно было идти безопасно; они так и не сдались и были застрелены».

Записки же фон Бессера рисуют картину изнутри, и она, как выясняется, отнюдь не благостная даже на фоне наших второочередных дивизий. Цитирую:

«Это запасные и ландверисты, состоявшие на действительной военной службе в 1905-1912 гг. по большей частифабричные рабочие, в физическом отношении  стоящие на низком уровне, …среди них много туберкулёзных, больных суставным ревматизмом, пороком сердца, сифилисом. Так что я вчера 80 человек из них отправил обратно, как совершенно не пригодных к военной службе.


…Теперь я имею массу работы, я должен основательно обучить батальон, из прибывших 800 человек, стрельбе, бою и маршировке, потому что они по большей части от этого уклоняются, так как первого энтузиазма хватает лишь на время поездки из Берлина сюда.

У меня командирами рот состоят 4 лейтенанта действительной службы, которые, судя по виду, мало к чему пригодны...

...Я охотно получил бы активный батальон, с этими паршивцами это право не радость. Дисциплина ниже всякой критики".


Дальше больше:


Collapse )

afrika

Дайте унтеров!

"При нынешней системе занятий офицеры бегут из армии, потому что занятия поставлены непоучительно и безыдейно. При повсеместном некомплекте офицер вертится как белка в колесе на инструкторской работе, обучая ружейным приемам, маршировке, сборке, разборке винтовки и т.п. Понятно, что такая работа низшего порядка не может удовлетворить офицера, и поэтому мало-мальски развитой, энергичный и мыслящий человек, не видя исхода впереди, не выдерживает и уходит в другие профессии. Но если, как это должно быть, эту инструкторскую работу передать всецело подпрапорщикам и сверхсрочным взводным, тогда на офицера можно возложить приличествующую ему роль воспитателя солдата и руководителя специально боевой подготовкой. Когда офицер не будет замучен мелочным обучением и увидит идейность своей работы, тогда он отдастся ей всею душою, потому что труд этот увлекателен. Освобождение офицеров от мелочной работы, приучая их с первых же шагов службы предоставлять долю самостоятельности своим подчиненным, каковая по мере восхождения по иерархической лестнице будет все увеличиваться, окажет армии услугу и в другом смысле, развивая инициативу и выводя типы старших начальников, которые только и занимаются мелочами. Унтер-офицеры. Нам для строя нужны унтер-офицеры.

Collapse )
afrika

О вреде легковесных исторических теорий

Ув. severr опубликовал перевод документа из архивов французского МИДа. Он составлен составлен Военной Миссией "Свободной Франции" в России в июне 1942-го, адресован МИД и 2-му бюро (разведка), а посвящен перспективам войны:

http://ru-history.livejournal.com/3716842.html#t58340586

Начинается же он так:

ЗАМЕЧАНИЯ НА СТАТЬЮ Рышарда Врага «О Советах», вышедшую 1/03/1942 г.

Идея, которую мистер Врага приписывает мистеру Войту, состоит в том, что
когда русские отбросят немецкие войска к немецким границам, они будут
способны начать сепаратные переговоры с Германией о мире.

В качестве доказательства он демонстрирует труды академика Тарле (!), а
так же то, с каким упрямством в большевицкой прессе поднимается вопрос,
что царь Александр 1-й был неправ, не приняв доводы фельдмаршала
Кутузова остановиться в момент, когда войска Наполеона ушли за пределы
российской границы, возвращаясь во Францию. И отринув советы Кутузова не
вмешиваться в европейские дела.


...ИМХО, лучшее предостережение историкам против легквесных теорий - в данном случае о стоп-приказе Кутузова. Видите, как оно - слово - может отозваться в голове Рышарда Врага...
afrika

Пруссаки на Кавказе

«С высочайшего разрешения Государя Императора Николая Павловича, в 1843 году, в начале сентября, три офицера Королевско-Прусской гвардии приехали на Кавказ, для участвования в военных действиях против горцев. Это были: капитан Вердер, поручики: барон Гиллер и Герздорф. Все они тогда же назначены в действовавший за Кубанью отряд генерал-майора Ольшевского, где полковник Волоцкий состоял начальником кавалерии, и прикомандированы сим последним к разным сотням линейных казаков, которыми заведывали присланные также для участвования в экспедициях наши гвардейские и армейские кавалерийские офицеры. Вскоре после того капитан Вердер, отправленный на рекогносцировку с партиею казаков, был ранен и нашелся вынужденным оставить отряд, чтобы лечиться на линии. Таким образом один из героев последней прусско-французской войны получил свое военное и кровавое крещение в рядах наших храбрых кавказских войск.


Collapse )
afrika

Довела народ Цусима

Николай Марков (в Госдуме известен как Марков 2-й). "Отказ в кредитах на постройку дредноутов" (статья в газете "Свет", 6 марта 1908):

"…Броненосцы не соответствуют русскому духу, русскому нраву. Броненосец есть прежде всего машина, или, вернее сказать, сочетание множества сложнейших машин. А машину изобрел не русский дух, машину изобрел "англичанин-хитрец". Англичанин – хитрец, русский – удалец. Это надо всегда помнить. В деле машины, в деле техники, в деле военных ухищрений англичанин хитрец всегда опередит русского удальца. Но зато никогда не сравняться размеренному англичанину с необъятным размахом удали русской. Всякое оружие должно быть сподручно воину, должно соответствовать его воинскому нраву… Русская удаль требует себе легкого, быстроходного, отчаянно смелого корабля, такого корабля, который как можно больше зависел бы от смелости экипажа и как можно меньше от машинной хитрости. Миноноски, подводные лодки, легкие крейсера, береговые плавучие батареи – вот элементы русского берегового флота. Русский флот должен быть именно береговым, а не океанским, должен быть береговым, потому что русский воин всегда больше верит в землю, чем в море. Все подвиги русских моряков неизменно происходили в виду берега… Это вполне логический исторический факт. Русский моряк может оказать чудеса храбрости, может победить кого угодно, но ему надо видеть берег, ему надо чувствовать, что он защищает свою землю".
afrika

Китайский ответ Гондати

Из мемуаров Сухомлинова об административном буйстве Приамурского генерал-губернатора Гондати:

«Знаменитое же его "пломбирование" китайцев в наших пределах не обошлось без форменного скандала. (Чтобы местных китайских жителей отличать от китайцев, прибывавших из Китая в Приамурскую область, наша остроумная власть придумала своего рода бандероль: рука обвязывалась бечевкой, закрепляемой оловянной пломбой). Когда руки мокли, бечевки набухали, кровообращение задерживалось, терпеливые китайцы приходили в полицию, протягивая посинелые руки. Эти покорные люди не решались освободиться самовольно от наложенных русскими властями пломб, причиняющих им страдания.
Когда узнали об этом в Пекине, то там последовало контрраспоряжение: проделывать то же самое с русскими местными жителями в Китае, но только запломбировывать не руки, а шею. Первым дошедшим об этом слухам не поверили, приняв за анекдот, но, к сожалению, это затем подтвердилось фактически».

Жесткий китайский ответ внушает почтение. Известно, что в то время представлял собой Китай. А ведет себя как великая держава.
 
afrika

Товарищ Сталин упрощает

«Об армии не было заботы, и ей не было моральной поддержки. Появилась новая мораль, разлагающая армию. К военным относились пренебрежительно. На командиров стали смотреть как на неудачников, как на последних людей, которые, не имея фабрик, заводов, банков, магазинов, вынуждены были идти в армию. За военных даже девушки замуж не выходили. Только при таком пренебрежительном отношении к армии могло случиться, что военный аппарат оказался в руках Гамеленов и Арансайдов, которые мало что понимали в военном деле». Так, в частности, тов. Сталин, зря в корень, объяснил истоки поражение Франции в 1940 году в своей речи 5 мая 1941 перед выпускниками военных академий. Не сказать, чтобы здесь совсем уж не было рационального зерна. Но! Вот что сообщает нам №3 «Военного сборника» за 1870 год: «С 1852 года правительство императора Наполеона в значительной мере опиралось на армию, пользуясь ею для увеличения военной славы Франции, для отвлечения общественного внимания внешними предприятиями от дел внутренних; за это время армия пользовалась особым вниманием и благорасположением императора, который ввиду возможно полнейшего развития военных сил государства нередко ставил военные интересы предпочтительно перед всеми другими сторонами государственной жизни. Отсюда проистекало, что военное сословие пользовалось каким-то исключительным, наиболее благоприятным положением». Хм, начальные условия абсолютно обратные, а результат – ровно тот же. А вот еще повод для размышления. Ю.Н. Данилов (черный) вспоминает: «Из той же моей поездки во Францию в 1913-м году я отчетливо припоминаю, как, при посещении мною в дни некоторых французских заводов и фабрик, совместно с любез-ным и гостеприимным начальником 11-ой пех. дивизии Генералом Поли-ном и другими офицерами, мне приходилось слышать за нашими спинами сдержанные реплики рабочих, расчитанные, однако, на то, чтобы быть нами услышанными: "a bas la loi de trois ans!" Очевидно, этими возгласами имелось в виду выразить свое отношение к трехлетнему сроку службы под знаменами, к которому Франция предполагала вернуться для упрочения кадра своей армии». То есть и накануне ПМВ не то чтобы все гладко шло во французском королевстве, а вот поди ж ты – устояли.
afrika

Победа №1

10 августа 1941 года советские моряки потопили свой первый в Великой Отечественной немецкий корабль. А дело было так. Подлодка Щ-307 капитан-лейтенанта Петрова возвращалась на базу в Таллин с позиции под Лиепаей. В 20 милях западнее мыса Ристна (Эзель) в перископ была обнаружена неизвестная подводная лодка в надводном положении. «Похожа на нашу подводную типа «С». «Я посмотрел, комиссар, и решили: «Нет, не наша! Рубка не наша. Носовое орудие далеко вынесено. Может быть финская…». По справочнику проверили: нет – типа «U-41», немецкая. Атаковать!» - описал Петров ситуацию в отчете.

Несмотря на то что цель находилась на кормовом курсовом угле, командир довернул «щуку» в нужном направлении и пустил две торпеды. Через 35 секунд на лодке услышали глухой удар. Всплыли. На месте, где только что был  противник, обнаружили пятна масла и соляры. «Считаю, что потопил подводную лодку», - резюмировал Петров. Он ее действительно потопил - U-144 капитан-лейтенанта Гердта фон Миттельштедта. Все 28 членов ее экипажа погибли вместе с кораблем.  

А лодка то непростая – она тоже первой из немецких кораблей добилась успеха.  22 июня у Вентспилса она подловила шедшую из Либавы в Ригу М-78. Чтобы спастись от воздушных атак, та сначала шла в подводном положении, разрядила аккумуляторы, и для их подзарядки всплыл – прямо под торпедный залп Миттельштедта. Погибли 14 человек экипажа и  командир 4-го дивизиона подлодок капитан-лейтенант Матвеев.

 

Collapse )

 

afrika

Страсти по дефису

Оказывается, в 1920-30-х Прага неоднократно (и безрезультатно) протестовала против «умышленного способа писания во всех советских газетах и официальных «Известиях», даже в собраниях законов и распоряжений СССР слова «Чехо-Словакия» и «чехо-словацкий», указывая, что он «должен вызвать особые впечатления». Действительно, во всех протоколах Политбюро до 1934 года неизменно фигурирует  Чехо-Словакия. Хотя со времени принятия в Праге конституции 1920 года она официально именовалась Чехословакия. Москва, однако, стояла на своем и дефис убрать категорически отказывалась. О. Кен полагает, что это выражало отношение к ней как к «сезонному государству». Потом, правда, отношения наладились и дефис убрали. Но сам «дефисосрач» показателен. Из аналогий навскидку приходит в голову только упорное нежелание Греции называть Македонию Македонией и кавычки, в которое долгое время западные немцы ставили аббревиатуру DDR. Может кто-то еще припомнит примеры?

afrika

Архивы, архивы

Умышленно, но по другой, чисто личной, причине, начальник штаба 26 дивизии полковник Рудницкий скрыл и уничтожил мою реляцию о боях моей 2-й бригады 26-29 августа 1914 года и об отходе частей дивизии из Восточной Пруссии, в которой я изложил полную правду и действительность. В этом отношении сокрытия ему способствовала болезнь начальника дивизии, его эвакуация и смерть. Выяснилось это печальное обстоятельство его штабной деятельности лишь в декабре 1915 года в господском доме "Лучай" (недалеко от м. Поставы и озера Миадзелъ), где стоял штаб 1-го Сибирского корпуса, старшим адъютантом которого был Генерального Штаба капитан Акинтиевский Г. К., служивший в самом начале войны во II армейском корпусе, в качестве причисленного к Генеральному Штабу. Из моего разговора с капитаном Акинтиевским выяснилось, что полковник Рудницкий в реляции от штаба дивизии в штаб корпуса о боях 26-29 августа и об отходе дивизии 28 августа с укрепленной позиции донес совершенно не так, как было в действительности, а мою реляцию, вопреки требования закона, не приложил.

Этот факт ярко говорит за то, что только после тщательной проверки и сличения многих документов, а в иных случаях и свидетельств здравствующих участников, военный историк, описывающий действия частей Русской Армии в Мировую войну, получает возможность установить действительный и последовательный ход выполнения той или другой военной операции, боевую работу части, ее начальника и войскового штаба. А что низшие штабы не всегда правдиво доносили в штабы высшие - это доказывают печатные труды профессора генерала Н. Н. Головина ("Из истории кампании 1914 года на Русском фронте. Начало войны и Восточно-Прусская операция") и бывшего Генерал-Квартирмейстера Штаба Верховного Главнокомандующего генерала Ю. Н. Данилова ("Россия в Мировой войне. 1914 и 1915 г.г."). Оба автора пользовались, несомненно, официальными документами и вполне доверились им. Например, генерал Головин пишет: "Левофланговая 57 дивизия IV корпуса была задержана в районе Норденбурга, чтобы облегчить трудную задачу, выпавшую в день 28 августа на 26 пехотную дивизию II корпуса, которая должна была служить в районе Норденбург-Мауэр заслоном, составляя ось заходящей правым флангом назад 1 армии", что, выполняя свои задачи, обе дивизии "отходили в течение дня с боем на линию Каваррен-Грос Соброст" и что, наконец, "57 дивизия понесла в этот день особенно большие потери".

Мое описание в Записках дает совершенно другую (но действительную) картину отхода обеих дивизий в день 28 августа. Я утверждаю, что 57 дивизия не выполнила своей задачи, потому что преждевременно ушла из района Норденбурга и обнажила правый фланг моей 2 бригады в то время, когда XX немецкий корпус атаковал ее утром 28 августа на укрепленной позиции у Клейн Гуя-Грос Гуя. А так как и штаб 26-й дивизии ушел с укрепленной позиции преждевременно и увел 102-й Вятский полк с 1 артиллерийским дивизионом и дивизионным резервом, обнажив мой левый фланг, то это значит, что оба начальника штаба дивизии исполнили этот боевой маневр по общему плану, не сообщив мне об уходе. Во время отхода в стороне 57 дивизии не было слышно артиллерийского огня, как свидетельства сильного боя. Впоследствии мне стало известно, что штаб 57 дивизии оставил на позиции один батальон Ливенского полка, который был, окружен и взят в плен, а с остальными войсками ушел.

(...)
 

 

Collapse )