Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

afrika

Западная Белоруссия как "стратегическое предполье"

Ну и несколько слов о «предполье», т. е. о территории Западной Украины и Западной Белоруссии, полученной СССР по итогам ПМР в 1939 году. Традиционно оно считается одним из столпов-оправданий верности принятого решения о пакте. Смотрите, мол, мы отодвинули границу на запад на 200-400 км, а ведь в 1941-м у нас «лишних» километров не оказалось, все «в дело пошли»: немцев то притормозили чуть ли не в московских пригородах.   

Однако люди, непосредственно занимавшиеся обороной этого самого предполья подобного энтузиазма, как ни странно, не разделяли. Почему? А глубина обороны, по крайней мере на московском и киевском направлениях, не рассматривалась ни как проблема № 1 для РККА, ни вообще как некая существенная проблема*. Зато существенной проблемой были темпы стратегического развертывания, тут СССР отставал от сопредельных государств. Но как новое приобретение помогло решить эту проблему? Короткий ответ: никак. Оно её только усугубило.

«Мы увидели, насколько уменьшились теперь наши возможности для стратегического сосредоточения и развертывания войск в случае войны», - резюмирует результаты поездок по присоединенным территориям  Сандалов, в то время начальник оперативного отдела штаба Белорусского округа. Тут и отвратительные железные дороги, да еще с европейской колеей, и бедность казарменного фонда, и неважные аэродромы, дислокация которых к тому же  прекрасно известна немцам. «Увеличить пропускную способность старых железных дорог Западной Белоруссии удалось лишь в весьма ограниченных масштабах», - замечает Сандалов. Например, на Брестском направлении основной объем работ по постройке новых и перешивке старых  дорог падал на 1942 год.

В июне 1941 года мы получили удар сосредоточенной у наших границ немецкой армии по недоразвернутой РККА. Как писал Исаев в «Антисуворове»:  

«Если  окинуть  взором картину  расположения советских  войск  на момент

начала  войны,  то дивизии и корпуса  РККА  можно разделить  на три  большие
группы. Первая --  это находящиеся на 0-- 100 км  от границы войска, которые
должны были осуществлять прикрытие границы по  планам, заложенным в "красные
пакеты". Второй эшелон -- это "глубинные" дивизии, выдвигавшиеся в районы на
расстоянии 80-- 100 км  от  границы и находившиеся на 22 июня  на расстоянии
200--  400  километров  от  границы.  Выдвигалась  вторая  группа в  районы,
предусмотренные планами прикрытия,  а  не непосредственно к границе. Эти две
группы войск составляли  первый стратегический эшелон.  Третья группа -- это
армии внутренних  округов, разгружавшиеся  на рубеже Зап. Двина  -- Днепр  в
нескольких сотнях километров от границы».

Не хочу сказать, что на старой границе мы со стопроцентной гарантией сумели бы сформировать компактную группировку войск к июню 1941-го. Но сделать это было бы очевидно проще. Короче плечо подвоза, старенькие, но хоть построенные укрепрайоны, да и войска перед войной можно было размещать не в соответствии с имеющимся казарменным фондом, а там, где оперативно выгоднее. Ведь в тот же Брест набили две дивизии (6-ю и 42-ю стрелковые), а чуть южнее расположили 22-ю танковую – почему? А других казарм рядом не было. В итоге все они утром 22 июня были накрыты немецкой артподготовкой и понесли тяжелые потери в первые же минуты войны. Стрелковые дивизии так и не смогли выдвинуться в намеченные для них районы прикрытия. Компенсируют ли нам такое начало войны «лишние» 300 км?

Наверное, полученное «предполье» можно было использовать по другому, с большей пользой. Например, как изначально предлагал штаб Белорусского округа, отнести строительство новых укрепрайонов в глубину территории. Или, как несколько лет назад обсуждалось на старом ВИФе, вообще начинать развертывание на «линии Сталина», а западные территории занимать лишь пограничниками и пытаться тормозить там продвижение немцев диверсиями на мостах и авиаударами. Да, крупного выигрыша времени все равно не получилось бы, два-три дня. Но в июне 1941-го и эти два-три дня до первого сражения – хлеб!

Но получилось так как получилось, и в реальности «предполье», которое неизменно числят в достижениях советской внешней политики 1939-41 гг. сыграло роль скорее отрицательную, чем положительную.

 

---------------------------------------------------------------------------------

*Тут заметим, что она не рассматривалась как проблема и для других сколь-нибудь крупных государств. Например, на декабрьском совещании руководящего состава РККА в декабре 1940 г. один из выступающих высказал такую мысль: «Плохо, если в глубокой обороне кроется мысль, чтобы уйти от опасности подальше. Полоса предполья все больше и больше увеличивается и это закономерно, но надо помнить, что там, где нет решительности драться, не спасет глубина. Глубина была очень хорошей у Вейгана, однако она не спасла французскую армию. И никакой глубины не было у Фоша у Сент-Гондских болот, а сражение было выиграно».