Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

afrika

Пруссаки и расология

Неожиданные успехи пруссаков в 1864-71 гг, менее чем в десятилетие совершенно перекроившие карту Европы, требовали объяснений. В том числе с точки зрения антропологии.  Объяснения были даны, причем на двух противуположных от Пруссии концах.  

Француз Арманд де Кэтрефаж в книге «Прусская раса» (1871) писал: пруссаки – это антропологический микс из финского племени пруссов,  темной монголоидной расы, смешавшейся с арийской белой расой, представленной рыцарями тевтонами и принудительно ими онемеченной. Правда, они были слегка облагорожены французскими эмигрантами-гугенотами, принятыми в Берлине Фридрихом-Вильгельмом. Но тем не менее объединении Германии Пруссией в антропологическом смысле - нонсенс. Налицо новое издание монгольского завоевания.

В свою очередь Драгомиров своё описание (1872) австро-прусской войны начинает со следующего пассажа: «Позволю себе отметить более резкие черты этой (прусской) расы: в ней есть много такого, чего не представляет чисто немецкий характер. Отличительная черта пруссаков – это непоколебимая юношеская уверенность в своих силах и превосходстве, доходящая в сношениях с чуждыми элементами до полной бесцеремонности… Это струнка чисто практическая. Не свойственная немецкому характеру и объясняемая в пруссаках историческим путем: прусская народность возникла из немецкого выселка в землю чуждую; эмиграции всегда составляются из людей энергических».

Еще одна цитата, из «Записной книжки штабного офицера 1905-1905 гг.» Гамильтона. Формально к антропологии она отношения не имеет, но показателен тот факт, что и в начале ХХ века образованный англичанин вовсе не числит немцев среди западных европейцев, а находит у них больше сходства с японскими могнолоидами: «Тот факт, что японская военная организация была точно скопирована с прусской, облегчает понимание некоторых её характерных особенностей. Одна из наиболее поражающих черт как японской, так и прусской армий, являющаяся вместе с тем в значительной степени источником их могущества, заключается в индифферентном отношении к личности того или другого начальника, при сохранении в то же время в полном объеме духа преданности ко всем начальникам как к таковым. Уже одного этого свойства почти достаточно, чтобы обеспечить японцам и немцам успех в борьбе с неприятельскими войсками, находящимися под командой посредственностей. Западные европейцы, как и русские, идут только за человеком,  не мундиром, и если этот человек не завоевал себе их уважении и симпатий, то они не захотят и не смогут под его командой напрячь все свои усилия для победы».


                             Вот он - "новый монгол".

afrika

"Англичанка гадит" в мемуарах Графа

В мемуарах Гаральда Графа «На «Новике» поражает контраст между профессиональной компетентностью автора и его политической наивностью. Пока он пишет о том, что знает и любит - о флоте – невозможно оторваться. Когда пускается в «политику» - хоть святых выноси.

Февраль 1917 года в его интерпретации устроили англичане. «…Союзникам русское наступление уже не требовалось. Они и без нее теперь рассчитывали справиться с обескровленной Германией. Они боялись, что победа усилит Россию, даст ей в руки чашу весов международной политики. «Русская опасность» тревожила неумолчной угрозой, и ее было решено ликвидировать еще в зачаточном состоянии». (Я, признаться, не ожидал, что нынешние англофобы до такой степени неоригинальны).

Черноморский флот в Новороссийске, оказывается, был потоплен по их же наущенью.

«Кто же был вдохновителем этого злого дела? По чьему наущению был уничтожен целый ряд совершенно новых, только что вошедших в строй кораблей?...  

Незадолго до рокового конца Черноморского флота из Москвы в Петроград, между прочим, приехал начальник большевистского Морского генерального штаба… «Бывшие союзники, — сказал он, — категорически заявили, что наши корабли не должны попасть в руки немцев, и настаивают на их потоплении. Уступая их требованиям, Совет народных комиссаров уже поручил Троцкому принять соответствующие меры…».

Да это и ничего бы – в конце концов, каждый имеет право на свои убеждения и свои заблуждения. Если бы не одно «но». Это «но» - резюме Графа по поводу потопления немцами своего флота в Скапа-Флоу. Надо сказать, что это событие произвело изрядное впечатление на русских моряков и нашло отражение в ряде мемуаров. Граф по этому поводу пишет:

 

 

Collapse )

afrika

Белград, "Черная рука", связь через Верховского.

Так всегда и бывает – закончишь текст, а через день натыкаешься на лыко, которое непременно бы вставить в строку, да поздно. И все же не удержусь. Итак, Апис-Дмитриевич на суде заявил, что «двое русских знали о подготовившемся заговоре». Что первый – Гартвиг, это уже стало общим местом. А второй?  

И вот листая мемуары служившего в МИДе М.А. Таубе, натыкаюсь: «Для связи главного заговорщика полковника Дмитриевича с русской военной агентурой в Белграде служил капитан Верховский. Об этом с его же слов определенно говорит поляк-эмигрант Тривдар-Буржинский в своих политических мемуарах. Louis de Trywdar-Burzinski «Le crepuscule dune autocratie»:  «Убийство было совершенно благодаря посредничеству русских военных агентов в Белграде. Юный капитан Верховский, помошник военного атташе – впоследствии военный министр в правительстве Керенского, - которого, как и его семью, я знал издавна, мне подтвердил, не слишком стесняясь, истину относительно инициативы, подготовки и исполнения гнусного заговора».

Угу, это тот самый Александр Иванович Верховский, автор мемуаров «На трудном переломе», которые, кстати, начинаются именно в Белграде: «1 августа 1914 года от дебаркадера белградского вокзала отходил последний поезд. Люди бежали из столицы Сербии, над которой рвались первые австрийские снаряды. (…) В качестве офицера Генерального штаба я приехал в Сербию с заданием изучить причины ее побед в борьбе с Турцией и Болгарией и теперь спешил возвратиться в штаб 3-й Финляндской стрелковой бригады».

(В скобках удивлюсь – чего там изучать? Можно было просто посмотреть на реальное соотношение сил в обеих балканских войнах).

Понятно, что свидетельство Тривдар-Буржинского – аргумент хлипкий (тем более, я вот даже не знаю, кто это такой, а гугл выдает лишь ссылку на его мемуары). Но опять же замечу, что есть люди и печатная продукция, всерьез уверяющие, что, например,  Февральскую революцию устроил Гучков – и не располагающая при этом даже таким «клочком бумаги» в качестве доказательств. А тут – нате вам. Сам не ожидал.

afrika

Снарядный голод

Один из самых пронзительных моментов в мемуарах Б.Н. Сергиевского «Пережитое» относится к декабрю 1914 года:  

 «Как то вечером, помнится - 7 декабря, из штаба корпуса был получен маленкий синий конверт за печатью, с надписью: "Начальнику 3-й бригады. В собственные руки". Я принял пакет от привезшего его офицера, пошел в комнату уже укладывавшегося спать ген. Волкобоя, передал его ему и ушел.

Через несколько минут генерал меня позвал. Я застал его сидящим на кровати с полученной бумагой в руке и плачущим. Сквозь слезы он мне сказал:

-Борис Николаевич, Россия погибла!".

-Что вы говорите, ваше превосходительство! Разве такие слова можно говорить своему подчиненному? Успокойтесь! В чем дело?

-Читайте сами!

Я взял листок и прочел "весьма секретное" сообщение о том, что запас снарядов легкой и горной артиллерии в России кончился, что работа наших артиллерийских заводов не может удовлетворить даже малой доли потребности армии, что заграничные заказы не могут прибыть ранее осени 1915 года. Поэтому предписывалось сократить до minimum'a артиллерийский огонь, так, чтобы в среднем каждая батарея производила не более одного выстрела в сутки!

Одного выстрела! А у нас, в дни боев, батареи расходовали более, чем по тысяче снарядов!

Смысл приказания был понятен - впредь воевать без артиллерии!!

Там же говорилось и о недостатке винтовок...

Я сразу и отчетливо понял весь ужас положения: в разгар небывалой войны Россия оказалась почти безоружной.

Долго молчали. Волкобой всхлипывал.

Наконец я стал говорить, что, конечно, это ужасно, но все же до гибели России далеко. Придется, вероятно, отходить, может быть даже проиграем войну, но чтобы Россия погибла, до этого еще очень далеко. Не следует преувеличивать...

-Нет, Борис Николаевич, говорил Волкобой, вы этого не понимаете. Не немцы погубят Poccию, а "он", наш солдат, нам этого не простит. Нас офицеров всех зарежут; будет такая революция, какой еще мир не видал! Вы не знаете нашего мужика! Да и нельзя перенести этого ужаса (он показал на полученную бумагу)! Мы все погибнем в ужаснейшем бунте... России не будет!.

Я не верил и старался, как мог, его успокоить.»


А недавно совершенно случайно наткнулся на стихотворение Брюсова:


Брошена русская рать.

Пушки грохочут все реже,

Нечем на залп отвечать…

Иль то маневры в манеже?

 

Нечем на залп отвечать,

Голые руки… О боже!

Многое можно прощать,

Многое, но ведь не все же!

 
Что казалось бы общего между командиром бригады и поэтом, имевшим о войне самые общие представления (что это за «маневры в манеже?). А вот поди ж ты как совпали мысли – дословно.  

afrika

Рецепт крестьянского счастья

В мемуарах академика А.Н. Крылова есть пара любопытных абзацев про деревеньку Калифорния в его родной Симбирской губернии.

"Наталии Александровне (его тетка) тогде же (в 1840-х) выделили (в приданное) четырнадцатую часть 315 висяженских душ, которых и выселили за три версты от Висяги на "пустошь"; заставили их перенести туда свои избы и дворы, построили барский дом и усадьбу и дали столь гремевшее в то время название "Калифорния".

Золота калифорнские мужики не обрели, а долгое время были самыми захудалыми во всей округе. Лишь к 1890-м годам Александр Иванович (сын тетки - крестный Крылова) ликвидировал свое хозяйство, продал за самую дешевую цену и с большой рассрочкой платежей всю свою землю калифорнским мужикам, после чего они в несколько лет отстроились и стали считаться богатеями".

Наверное, лучшей агитации против помешичьего землевладения для окрестных мужиков и придумать было невозможно. Эвон, под барином были самыми захудалыми, а ликвидировал барин свое имение - зажили!

afrika

Лев Толстой как зеркало русской революции

Если у вас есть под рукой толстовское «Воскресение», не поленитесь открыть XIX главку второй части. Она коротенькая, но написано, точнее прописано в ней много.

Там Нехлюдов приехал к коменданту Петропавловской крепости Кригсмуту просить о передаче книг одному заключенному. «Человек, от которого зависело смягчение участи заключенных в Петербурге, был увешанный орденами, которые он не носил, за исключением белого креста в петличке, заслуженный, но выживший из ума, как говорили про него, старый генерал из немецких баронов. Он служил на Кавказе, где он получил этот особенно лестный для него крест за то, что под его предводительством тогда русскими мужиками, обстриженными и одетыми в мундиры и вооруженными ружьями со штыками, было убито более тысячи людей, защищавших свою свободу и свои дома и семьи…»


Collapse )
afrika

Как заставить немцев воевать

Австрийский писатель Фердинанд Кюрнбергер в 1849 году встретился с Михаилом Бакуниным в Кёнигштейнской тюрьме, когда и сам сидел там по пустяковому делу. И вот что вспоминает об одном разговоре с ним: "Я в моем тогдашнем негодовании полагал, что немецкая цивилизация расслабляюще действует на людей, и желал для нашего гамлетовского народа немного той первобытной дикости, которая делает восточные народы, как, например, поляков или венгров, столь воинственными. Бакунин же стоял на противоположной точке зрения. Так как немец не обладает ни темпераментом западного романца, ни дикостью восточного славянина, то ему, чтобы развить в себе воинсвенность, не остается ничего иного, как до крайних пределов развить ему свойственную доктринерскую особенность: воодушевление идеей".

По моему, верное наблюдение, хотя Бакунин, понятно, имел в виду совсем другие идеи нежели те, что овладели в итоге немцами.