Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

afrika

Всюду нацстрасти роковые...



Небольшая, но крайне занимательная монография, посвященная национальному вопросу через призму трех переписей – 1897, 1926 и 1937 гг. Особенно интересны страсти роковые, кипевшие на местном уровне. В Грузии, например. Там в национальном вопросе грузинская компартия твердо следовало колее, проложенной еще свергнутыми в 1921 году меньшевиками. Когда речь зашла о переписи, то грузинское руководство выступило категорически против включения в нее отдельными категориями мегрелов, лазов, аджарцев, сванов и т.д. Не знаем, мол, таких. Все грузины - и точка. Пришлось вмешаться Москве. Только под её давлением ЦК КПГ разрешил начальное обучение на мегрельском в 1926 году (до этого, несмотря на теоретические обоснования небезызвестного Марра о самостоятельности мегрельского языка в ГССР ему присвоили лишь статус диалекта грузинского).

В 1929 году гости из Москвы  в лице Центральной ревизионной комиссии ВКП(б) совершенно распоясались и, убедившись в том, что мегрелы не понимают грузинского языка, рекомендовали создать в Мегрелии автономно-территориальную еденицу. Тут уж в Тбилиси не выдержали и накатали в ЦИК телегу, в которой упрекали ревизоров в стремлении искусственно «расчленить грузинский народ». Наскоро сшили даже политическое дело – дескать, незадолго до этого группа мегрелов, находившаяся под влиянием «бывших правящих князей Мегрелии», вынашивала замысле отделить Мегрелию от Грузию. На чью мельницу воду льете, товарищи? В связи с чем предлагалось исключить мегрелов из списка советских народностей, в крайнем случае признать их подгруппой грузинского народа.  От автономии в итоге удалось отбиться.

Интересно сравнить это с достаточно спокойно реакцией той же Москвы на «казачий» вопрос. В апреле 1925 года решением ЦК ВКП(б) казачеству были предоставлены права нацменьшинства и включая возможность создавать национальные сельсоветы. А в связи с продолжавшимися конфликтами между казаками и автохтонами Северного Кавказа и Средней Азии было решено организовать казачьи национальные районы с автономной администрацией. Президиум ЦИК решением от 13 декабря 1926 года дал даже согласие регистрировать принадлежность к казачеству в качестве «пятой графы», хотя в перечень народностей СССР казаков так и не включили.   

Справедливости ради стоит отметить, что грузинская «политика единства» приносила и конкретные положительные результаты. Так в ходе Первой мировой встал вопрос о депортации мусульманского населения Батумской области. Благодаря вмешательству грузинских депутатов Государственной думы, объявивших тамошних аджарцев грузинами, вопрос был снят с повестки дня.  

 

 

   


afrika

Ну, так кто тут "дураки"?



Навстречу дате 09.02.1904 – цитата из М.О. Меньшикова:

«Говорят, Япония разбила Россию в союзе с Англией и Америкой. Так ли это? Япония была и есть в единственном союзе – с пренебрегаемой нами европейской наукой и американской техникой. Вся сила Японии в том, что она искренно поверила в могущество знания, принятого вовремя, и не опаздывала на десятки лет, как мы… В морском деле они учились у Англии. В военно-сухопутном – у немцев. В сущности, весь секрет их успеха в добросовестном подражании, не больше. Мы же, избалованные удачами Петровской и Екатерининской эпох, давно забросили не только творчество, в котором всегда были слабы, но и великое искусство подражания. Мы, конечно, не обходились без заимствований, но постепенно отвыкли спешить за ними. Были даже смехотворные попытки самим учить европейцев. Так, генерал Драгомиров, большой краснобай и недурной писатель, без всяких шуток выставлял себя вторым Суворовым. (…)

Вспоминая о победах Суворова, обыкновенно забывают, что это был единственный момент, когда ружья и артиллерия наша была не хуже западных. () Никакие дипломатические союзы (особенно заключенные на другой день провала на военном экзамене) нам не помогут. Нам нужно деятельно входить в союзы с великими усовершенствованиями, с открытиями и изобретениями, с той гениальностью, которая хотя составляет общее наследие человечества, но идет впрок только пока врагам нашим».

С Меньшиковым можно поспорить в деталях, благо наша трехлинейка\трехдюймовка ничем не хуже соответствующих девайсов противника. По высоким флотским технологиям есть вопросы, но опять же разрыв не критичный. Но в пресловутом «главном» он, как мне видится, «прав» - он четко уловил ощущение очередного отставания России в цивилизационной гонке.

Жаль это ощущение не трансформировалось у него в конкретные «рецепты счастья» - одними изобретениями и окрытиями сыт не будешь (да никто и не мешал Менделееву видеть во сне свою таблицу). Тому же Китаю, решись он атаковать Порт-Артур в 1904 году, не помогли бы ни новейшие винтовки, ни союз с Англией и Америкой. Современное оружие оказалось бы бесполезным в китайских руках, но грозным – в японских.

Самое интересное, что и российская, и японская элита получили бодрящий пинок под зад из одного источника и практически одновременно – в 1850-х. И те и другие восприняли его адекватно. Но у нас процесс модернизации в 1881-м был заморожен на самом интересном месте, а у них – пошел дальше.  

Тут, конечно, можно порассуждать о российском «зондервеге», но это будут разговоры в пользу бедных. Японцам их теории об «особом японском пути» почему то не мешали. «Простое подражание зарубежным моделям не может быть удовлетворительным решением, поскольку наша страна обладает историческими особенностями», - эти строки принадлежат не кому иному как Ито Хиробуми – автору, на минуточку, японской конституции.

Collapse )

afrika

"Бермондиада". За кулисами странной войны. Ч3.

Спрашивается, а что Бермонд, сидя в двух шагах от Гольца ни о чем этом не подозревает? Ни сном ни духом? Он совсем дурак? Он не дурак, да самолюбив больно. На это самолюбие его и купили, заставив поверить в себя как в реальную политическую фигуру, с которой считается даже Антанта. В сентябре–октябре 1919–го через его представителей в Берлине (поручик Энгельгардт, поручик Попов, Ремер) полковнику начинают аккуратно сливать информацию следующего содержания:

«Все ультиматумы по поводу вывода войск Гольца из Курляндии никаких последствий иметь не будут и созданы лишь для того, чтобы успокоить общественное мнение Англии и Франции. Вашу политику Антанта признает по отношению к Латвии правильной… Германское правительство (за исключением некоторых отдельных членов–жидов) всячески старается отклонить требование союзников об очищении Курляндии от немецких войск… Генерал Малькольм, начальник английской миссии, поехал в Лондон, где настоятельно желает проводить мысль, чтобы со стороны Антанты не чинилось бы препятствия…На все ультимутумы Антанты не следует обращать слишком большого внимания».

И наконец апофеоз: «Поход на Ригу немецкие и русские газеты в Берлине объясняют тем, что он вызван в целях  самообороны от нападения латышских войск». Это Попов пишет из Берлина 1 октября, когда, обратим внимание на дату, ни похода на Ригу, ни «нападения латышей» еще не состоялось.  

 

Collapse )
afrika

Малоизвестный Нессельроде

Карл Васильич Нессельроде с точки зрения русского националиста должен бы являться ходячим (или точнее, сидячим) анекдотом в кресле министра иностранных дел. Сын еврейки (хоть и крещеной) и немца, сменившего четыре отечества, прежде чем обосноваться в России. Изгнанный из армии и флота за очевидной неспособностью к службе. Поклонник Меттерниха, так и не выучившийся чисто говорить по русски. Активный проводник идеи «добивания Наполеона» в 1813-м. (То, что он был крепостник и антилиберал и вполовину не искупит таких «грехов»). И всё же…

Когда в 1812 году рассматривался проект восстановления царства Польского – хоть и под скипетром Романовых, но с восточной границей «по 1772 году», он подает государю записку, которую Сергей Соловьев назвал «сильной».

«Проект восстановления Польши может быть рассматриваем только как средство и никогда как цель; ибо какую цель может иметь Россия, отказавшись от трех или четырех лучших своих областей? От этого не выиграет ни ее сила, ни ее спокойствие, ни ее влияние.

В голове Наполеона идея восстановления была всегда только средством достижения цели - ослабления России. Герцогство Варшавское так слабо, что не может ни сделать нам вреда, ни принести пользы в борьбе с Наполеоном. В продолжение всей войны Волынь, Подолия и Украина были покойны и послушны нам: для чего же нам от них отказываться?

Невыгоды восстановления: из всех европейских народов польский - самый легкомысленный и беспокойный; польская история есть история долгой анархии заключающей постоянные элементы войн и раздоров между соседями. Если разделение Польши было противно публичному праву и равновесию, то результат был благодетелен.
 

Collapse )

 

afrika

Александр и Наполеон. ч1.

По просьбе ув. nikolamsu выскажусь по теме российской внешней политики первой четверти XIX века. Точнее по теме ее ревизионисткой трактовки, которая в двух словах укладывается в тезис: союз с Наполеоном – это наш величайший в истории нереализованный шанс. В случае с Германией начала ХХ века мне уже приходилось писать, что вообще то для таких танцев нужны двое. Поэтому для начала, для краткой характеристики второго танцора, я попытаюсь развеять несколько ревизионистских мифов, которые со временем стали чуть ли не «аксиомами» и принимаются на веру без доказательств.

Миф №1. Александр сразу после вступления на трон разорвал русско-французский союз и встроил российскую политику в кильватер английской.

Ничего подобного. В октябре 1801 года в Париже Морков заключает сначала мирный договор, а потом и секретную русско-французскую конвенцию (местами носившую явно антианглийский характер,  например, один из пунктов предусматривал совместную борьбу за «свободу морей»).  

Т.о. Александр действовал вполне в духе своего отца, отказавшись лишь от павловских крайностей (например, похода казаков в Индию и «мальтийского дискурса») и вернувшись к франко-русской повестке дня, обозначенной в октябрьской 1800-го года ноте Растопчина: Пьемонт, Неаполь, северная Германия.

И если в 1807-1811 гг. союз с Францией был вынужденным, то эта первая попытка договориться была вполне добросовестной. Именно её крах предопределил последовавший поворот российской политики на союз с Англией. 

Миф №2. Антифранцузская политика Александра была продиктована сугубо идеологией (легитимизма), а не национальными интересами.

 

 

Collapse )

 

afrika

США на страже "единой и неделимой" России

«Госдепартамент продолжает быть настойчивым в своем отказе признавать прибалтийские государства в качестве независимых от России государств, так как считает, что настоящее решение существующих проблем будет лишь земедлено и осложнено расчленением России», - писал 2 августа 1920 года госсекретарь США Бейнбридж Колби в директивной телеграмме послу в Лондоне. Учтем, что Литва и Эстония к этому времени уже признаны советским правительством, а до подписания договора с Латвией осталось чуть больше недели. Интересная картина - Америка печется о территориальной целостности России больше, чем сама Москва.

Этому удивительному с позиции нынешнего геополитического соперничества факту видится несколько объяснений. Самым сентиментальным и наименее существенным будет, наверное, память о той поддержке, что Вашингтон получил в ходе своей Гражданской войны. Предшественнику Колби Лансингу, кстати, как раз приходило на ум сравнение белой гвардии и федеральных войск.

Конечно, не все американские политики руководствовались таким историческими параллелями. Полковник Эдвард Хауз, ближайший помошник президента Вильсо по внешней политике, предпочитал, например, проект независимой Сибири и поделенной на три части европейскую Россию. Но победила другая точка зрения.


 

Collapse )

afrika

Проблема Техаса

В связи с ростом сецессионистских настроений в Техасе (http://www.lenta.ru/articles/2009/04/17/texas/) интересно вспомнить одну историю времен его присоединения к США.

Договор о вхождении Техаса в состав США был подписан президентом Тайлером 12 апреля 1844 года, но для его ратификации требовалось квалифицированное большинство в две трети сената. Не то что квалифицированного, но даже простого большинства  Тайлер не получил – договор был провален усилиями сенаторов-северян. Против присоединения Техаса у них была целая система возражений. Ключевым её пунктом было опасение, что на этой громадной территории вполне может образоваться 4-5 новых рабовладельческих штата, а это в свою очередь изменит баланс сил между Севером и Югом.  

Таким образом проблема Техаса стала одной из главных тем президентских выборов того же 1844 года. Кандидат от демократов Джеймс Полк был сторонником аннексии (впрочем на Севере демократы вели хитрую агитацию «за Полка но против Техаса»). Претендент от вигов Генри Клей был столь же принципиальным противником присодинения нового штата. Однако в августе 1844-го Клей решил объясниться с потенциальными избирателями вигов на юге страны и опубликовал так называемые «алабамские письма». В них он сообщал, что вообще то не против присоединения Техаса, но вы же понимаете – международная обстановка, угроза войны с Мексикой, козни Британии и всё такое… А что касается вопроса рабства в новом штате, то его просто не так поняли. «Я не считаю, что вопрос о рабстве должен каким-либо образом влиять на решение техасской проблемы. Было бы неразумным отказываться от приобретения, которое будет у нас, пока существует Земля, из-за такого временного социального института как рабство».  

Ну что: состоялись выборы, 1,300 млн. избирателей проголосовали за Клея, 1,338 млн. – за Полка. Если брать только выборщиков, то разрыв будет серьезнее – 170:105, но соль не в этом. Разница между Полком и Клеем – 38 тысяч голосов, при этом кандидат от партии Свободы Джеймс Бирни набрал 62 тысячи. А кто такой Бирни и что это за партия Свободы? Это крайние аболиционисты, которые не простили Клею его «алабамских писем». Самое обидное, что в ключевом штате – Нью-Йорке, который давал самое большое число выборщиков – аж 35 – Клей проиграл Полку всего 5,1 тысячу голосов, но в итоге все 35 выборщиков обязаны были проголосовать именно за Полка. А между тем тот же Бирни собрал в Нью-Йорке 15,8 тысяч. Это называется – поступился принципами…

…А Техас вошел в состав США в 1845 году.

afrika

Договоритесь с Бюловым-II: Свинемюнде

Летом 1907 года англо-русские переговоры о спорных вопросах в Азии, вяло текущие уже больше года, вдруг получили новый импульс. Это случилось после того как при посредничестве англичан Петербургу удалось заключить конвенцию с японцами и поделить сферы влияния в Манчьжурии. «Англичанка» показала себя вполне лояльным посредником, выяснилось, что с Лондоном можно договариваться. Но нужно ли? Зависит от того, каковы альтернативные варианты. Иными словами: что предложит Берлин?

В Берлине, конечно, зашевелились. Теперь уже сам Бюлов не прочь был достать из загашника Бъёркский договор и обсудить, так сказать, детали.

3-5 августа 1907 года в Свинемюнде произошло новое свидание на яхтах, причем на сей раз на переговорах присутствовали и российский министр иностранных дел Извольский, и Бюлов (который, кстати, получил от Николая II цраский портрет, осыпанный бриллиантами и вряд ли по этому поводу имел основания завидовать Тирпицу, удостоенному ордена Александра Невского – толстый намек на тонкий лед Чудского озера?).


 

Collapse )

afrika

Договоритесь сначала с Бюловым

«Мы должны пустить кровь русскому, чтобы тот 25 лет был не в состоянии стоять на ногах. Нам следовало бы надолго перекрыть экономические ресурсы России путем опустошения ее черноморских губерний, бомбардировки ее приморских городов, возможно большим разрушением ее промышленности и торговли. Наконец, мы должны были бы оттеснить от тех двух морей Балтийского и Черного, на которых основывается ее положение в мире. Однако я могу себе представить Россию действительно и надолго ослабленной только после отторжения тех частей ее территории, которые расположены западнее линии Онежская губа - Валдайская возвышенность и Днепр».  

Эти добрые пожелания в адрес России написал в 1887 году Бернхард Генрих Карл Мартин фон Бюлов. Дополнительный шарм им придает то, что писал их Бюлов непосредственно из Петербурга, где служил первым секретарем посольства Германии, и писал не в своем дневнике, а в служебной записке МИДу. Ну и наконец, писали то многие, но в политике, как говаривал Бисмарк, оценивают не намерения, а возможности. Так вот о возможностях: в 1897 году Бюлов возглавил МИД Германской империи, а в 1900-09 гг. был рейхсканцлером.  


 

Отсюда следует, что Бюлов – ключевой персонаж в истории российской внешней политики, точнее в тех внешнеполитических раскладах, над которыми морщили лоб в Петербурге в 1900-х. Другое дело, что при ревизии внешней политики Российской империи  Бюлова чаще всего выносят за скобки, ибо он категорически не укладывается в  благостные альтернативы  типа «а вот если бы Николай II послал к черту мерзавца Витте и  ратифицировал Бьёркский договор…»

 

 

Collapse )


afrika

«Конституцию я беру на себя». Эксперимент Александра I

Зачем было Александру I становится еще и польским королем – на этот счет могут быть самые разные мнения: от банального тщеславия до «ну надо было как то пристроить кусок земли». Логично выглядит и такая версия: Царство Польское нужно было Александру для конституционного эксперимента. Ну где же его проводить на территории России? Вопросец… А Польша как никак страна с давними сеймовскими традициями (положим, о качестве тех сеймов можно спорить, но то было при слабых королях,  у нас то, чай, не забалуют).

Одновременно Александр назначил в Царство командующим польской армией (а фактически -  наместником, хотя формально им сделали Зайончека) своего брата Константина Павловича. Человека с тяжелым характером, самодура, лишенного в глазах поляков даже того обаяния «грубого, но честного солдата», еще действовавшего на русских – знавших его либо очень близко, либо сильно издали. Это назначение вызывает массу вопросов, логичным ответом на который видится такой – продолжение эксперимента.

«Чтобы не говорили обо мне, я жил и умру республиканцем», - говорил Александр Дибичу. Но республиканец на российском престоле – случай все же нетрадиционный. Совместима ли в России монархия с конституцией, если трон останется тому же Константину? На этот вопрос и должно было дать ответ это назначение. Если «срастется» с поляками - можно пробовать.   


 

Collapse )